Эйнтштейн Наука. История. Современность. Религия. Патриарх Кирилл

Константин Маковский. Счастливая Аркадия
Константин Маковский. Счастливая Аркадия. 1879 г.
Продана на аукционе Sotheby's в 2007 году за $3 400 000
 Василий Поленов. Христос и грешница
Василий Поленов. Христос и грешница (Кто из вас без греха?). 1888 г.
Государственный Русский музей.

Почему Адам покинул Эдем

 

C текстами Библии связано много мифов

  Если внимательно читать Священное Писание, то возникает много вопросов. Например, жизнь Адама в Эдеме. Ну зачем нужно было создавать Эдем и поселять там первых людей, если они были созданы для владычества на всей Земле, а не для праздной жизни в раю? Другой вопрос: были ли наказаны Адам и Ева смертью за ослушание Бога или они от рождения были смертными? То есть смерть — это естественное свойство человека, заложенное в него ещё при его божественном создании, или она появилась вследствие так называемого грехопадения? Отсюда вытекает следующий вопрос: существует ли первородный грех или это всего лишь гипотеза Августина Блаженного, впоследствии ставшая церковным догматом? И, возможно, главный вопрос. В чём смысл жизни человека: заслужить в земной жизни вечное существование в раю, или Бог создал человека для другой цели?
  Может показаться странным, но заглянув в Библию, мы обнаружим в ней много того, что противоречит распространённому в современном обществе толкованию библейских событий. Причём, именно в обществе, как говорили в советские времена, в широких трудящихся массах, а не в высказываниях церковнослужителей. За две тысячи лет накопилось много легенд и домыслов, не имеющих отношения к тому, как излагалась история взаимоотношения Бога и человека в Священном Писании.
  Простой пример. Все знают, что ад — это котлы и сковородки, кипящее масло и смола, а также черти и дьявол, которые с рогами, копытами и хвостами. Но в Библии этого нет, там вообще эта тема не упоминается. Что касается ужасных картина пребывания в аду, они, скорее всего, появились в воспитательных целях. По мнению христиан, жизнь со всеми её тяготами есть только подготовительная часть перед вечным наслаждением в раю после смерти (или в аду, если не повезёт). Но ведь можно было пренебречь райскими кущами и наслаждаться греховной земной жизнью. Такую возможность нужно было отсечь, вот и возник образ адских мук. Великий проповедник, один из трёх Вселенских Учителей Святитель Иоанн Златоуст
Иоанн Златоуст Вселенский Учитель Святитель Иоанн Златоуст (347-407 гг.), архиепископ Константинопольский
в трактате «К Стагирию подвижнику» писал:
«Сама угроза геенною, не менее обещания царства небесного показывает Божие человеколюбие. Если бы Он не угрожал геенною, то не скоро можно было бы достигнуть небесных благ. Одно обещание благ не достаточно для побуждения к добродетели, если не имеющих усердия к ней не поощряет и страх наказания»
  То есть, в конце-концов, либо в рай, либо в ад — третьего не дано. А чтобы верующий десять раз подумал, прежде, чем грешить, адские муки стали описывать весьма живописно.
  Другой пример — события в Эдеме. Большинство рисуют себе образ Бога, который старательно лепит из глины Адама, а потом и Еву. Затем появляется дьявол либо в натуральном виде (рога, копыта, хвост) либо в образе змея, который ползает по веткам, и подсовывает Еве (естественно, блондинке) аппетитное яблоко, которое простодушная девушка съедает вместе с недалёким Адамом. После чего их выгоняют из рая. Но нет в Библии ни старичка, ни глины, ни яблока, ни рогов, ни копыт. Всё это в ней излагается совсем по-другому. И змей стал ползать уже после всей истории с поеданием запретного плода. И никто не знает, как он выглядел ни до ни во время этих событий.
  Или взять общепринятый образ Бога в виде старика с белой бородой, сидящего на облаке. Но в Священном Писании и трудах Отцов Церкви ясно говорится, что Бог бестелесен и его никто не видел.
  Как выглядел запретный плод, Библия не указывает. Сейчас трудно сказать, почему именно яблоко стало ассоциироваться с грехопадением человека. Скорее всего традиция изображать яблоко появилась в период Возрождения, когда каждый уважающий себя художник (то есть, всякий, кому нужны были деньги) писал библейские сюжеты (не забывая вставлять туда и изображения своих заказчиков), а эпизод с грехопадением был одним из самых популяпных. В эту эпоху возник сильный интерес к греческой культуре (после падения Константинополя в 1453 году много греков перебралось в Венецию и другие города-государства Северной Италии), в том числе и к древнегреческим мифам, в которых именно яблоко часто играло весьма важную роль. Достаточно вспомнить знаменитое яблоко раздора, которое Парис вручил победительнице первого в человеческой истории конкурса красоты, в котором участвовали богини Гера, Афродита и Афина. Правда, закончился этот конкурс весьма печально: жуткой бойней под Троей. В самой же Библии яблоко встречается в книге Песнь Песней («Что яблоня между лесными деревьями, то возлюбленный мой между юношами. В тени её люблю я сидеть, и плоды её сладки для гортани моей...Подкрепите меня вином, освежите меня яблоками, ибо я изнемогаю от любви»). При этом многие специалисты полагают, что и в греческой мифологии, и в Песни Песней речь идёт не просто о яблоках, а о гранатовых яблоках, то есть о гранатах, которые испокон веков считались символом любви.
  Очевидно, что некоторые дополнительные красочные описания были неизбежны: они делали библейские истории более занимательными и понятными верующим. Подобное происходит и в других религиях. Возьмём, к примеру, буддизм. Сам Будда был обычным человеком, прожившим около восьмидесяти лет. Его рождение и смерть видели множество людей, и в них ничего необычного не было. Будда в течение 45 лет ходил по Индии с проповедями своего учения и воспринимался людьми как один из многих шрáманов - странствующих мудрецов. В учении буддистов отрицается существование Творца - создателя мира, то есть отрицается существование бога. Таким образом, Будда был обычный мудрец, который объяснил, как устроена жизнь, почему в ней всегда происходят всякие несчастья и как от них уйти. Тем не менее, его учение со временем приняло черты религии, а к самому Будде стали относится как к богу, с земной жизнью которого было связано множество чудес. Такова природа человека: повседневная жизнь скучна и хлопотна, вот и тянет верить во что-то волшебное, сверхъестественное, божественное. А что касается ада, то это понятие развито в буддизме во много раз мощнее, чем у христиан. Как известно, в буддийские монахи обычно отдают детей. Предполагается, что тогда у человека может хватить времени, чтобы достигнуть того совершенного состояния, которое позволит перейти в нирвану. И долгие годы юные послушники наизусть заучивают отрывки из священных текстов, где подробно описываются муки тех, кто попал в ад, вернее в ады. А их, между прочим, аж восемь штук и по сравнению с некоторыми из них христианский ад покажется курортом. Усвоив все эти ужасы, буддист никогда не станет совершать неблагие поступки.
  Однако, все эти добавления не меняют самой сути религиозных учений, не ухудшают отношения людей к ним. Даже наоборот, делают их более привлекательным и понятным. Другое дело, когда находятся люди, неточно понимающие некоторые важные положения религиозного учения. Если такие люди оставляют своё мнение при себе и обсуждают его в узком кругу единомышленников, то никого это и волновать не будет. Но если на основании таких ложных представлений они начинают борьбу против религии, то это уже касается многих.
  Мы не можем использовать научные методы для того, чтобы получить правильное достоверное знание о тех событиях, которые описывает Библия. Наука предполагает опыты и эксперименты, которые в данном случае невозможны. Но получить более точное понимание самого Священного Писания возможно. Для этого нужно внимательно прочитать сам текст. Но в данном случае нужно учитывать следующее. Библия интенсивно изучается уже две тысячи лет. Вряд ли мы сумеем найти что-либо новое. Но попробовать отбросить всякие заблуждения и найти обоснованное толкование библейских текстов — возможно. И тут сразу же всплывает знаменитый вопрос: что есть истина? Чтобы её найти, или, что более точно, подойти к ней как можно ближе, можно воспользоваться двумя критериями. Во-первых, толковать те или иные положения Библии исходя из того, что известно к настоящему времени о происхождении человека, его развитии в физиологическом и социальном аспектах. Нам, также, более-менее точно известна история развития человеческого общества и мы можем сравнить её с тем, что вытекает из содержания библейских историй. Во-вторых. Сложившаяся христианская традиция возникла не на пустом месте, а формировалась в течение нескольких столетий в трудных поисках и ожесточённых спорах. Многие из участвовавших в этой нелёгкой работе по своим нравственным характеристикам и интеллекту по праву могут считаться выдающимися людьми, заслуживающими глубокого уважения и доверия. Толкование различных мест Священного Писания мы находим в трудах выдающихся христианских проповедников, называемых Отцами Церкви. Именно там и есть то объяснение библейских текстов, которое, в конце концов, стало считаться Церковью окончательной истиной. Каждый из нас может самостоятельно прочитать Библию и составить своё суждение о том, что она рассказывает. Но если сделанные нами выводы будут существенно отличаться от мнения Отцов Церкви, то вряд ли у нас будут основания считать, что мы всё правильно поняли.  

Как был создан человек


  О создании людей есть такой анекдот. Умер Шерлок Холмс и попал в рай. Hа вратах стоит апостол Петр и спрашивает его: - Ты кто?- Я самый лучший сыщик в мире. - Тогда пойди и найди мне в раю Адама и Еву, а то народу там много, а я их найти не могу. Шерлок Холмс уходит, через день приводит парочку и говорит: - Это Адам и Ева. Как ты узнал?! - Элементарно: они оба без пупков.
  С детства мы представляем себе Бога в виде эдакого добродушного старичка. Вокруг летают ангелы с крыльями и арфами в руках. В Советском Союзе такие представления во многом формировались великолепным спектаклем «Божественная комедия» Театра кукол под руководством Сергея Образцова. Спектакль был поставлен по пьесе Исидора Штока, отправной точкой к созданию которой послужила серия рисунков французского художника Жана Эффеля под названием «Сотворение мира», в которой художник с юмором пересказал библейскую историю.
  Одно из самых серьёзных возражений против Библии — это история создания человека. Сейчас известно, что его формирование проходило сотни миллионов лет и крайне сложным путём. А в Библии, якобы, он был создан за один день и сразу же готовым. Словно Бог его из глины вылепил, как в спектакле Образцова. Но что говорится в Книге Бытия: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт.2:7). О человеке в Библии сказано только, что он «создан» и более ничего. О том «как» - ни слова. В этом особенность повествования Книги Бытия: там говорится, что создана Земля, создано небо (то есть то, что для человека кажется над Землёй), созданы растения, животные и человек, но сама процедура не описана. Текст Библии как бы показывает, что процесс создания не важен, главное — для чего всё это создано, какова цель появления человека и как должны строится его взаимоотношения с Богом. Далее мы читаем, что Бог создал человека из «праха земного». Но разве эта фраза означает, что Бог взял кусок земли и слепил из него человека? Вовсе нет, но многие так думают. Что такое прах в Библии не поясняется. Это слово упоминается два раза. Первый раз - когда рассказывается, как был создан человек и второй раз — когда описывается, как Бог наказывает Адама за то, что он вкусил от запретного дерева: «в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься». (Быт. 3:19). Современному человеку логично предположить, что прах — это скопление крошечных частиц, и человек создан из тех же элементов (химических), из которых создана Земля. Например, человек на 65% состоит из кислорода, а в земной коре его 47%. Богу не обязательно было подробно рассказывать о происхождении и устройстве мира. Когда Он беседовал с Моисеем, то главной задачей было, чтобы народ Израиля принял Завет и исполнял его. Иоанн Златоуст поясняет, для чего в Писании было сказано о прахе земном («Беседы на Книгу Бытия», беседа XII):
«Так как Божественное Писание прежде сказало: «и сотворил Бог человека по образу Своему» и дал ему (Бог) всю власть над видимым, то, чтобы человек, не зная состава своей природы, не возмечтал о себе высоко и не преступил за свои пределы, – оно (Писание), начав опять говорить (о создании человека), показывает и способ его образования и начало бытия, – из чего то есть и как создан первый человек. Если и после этого наставления, показавшего (человеку), что он первоначально составлен из той же земли, из которой (произошли) растения и бессловесные животные (хотя образ создания и бестелесное существо души дали ему, по человеколюбию Божию, великое преимущество, потому что вследствие этого он получил разумность и владычество над всем), — так если, узнав это, человек, по обольщению змия, возмечтал о равенстве с Богом, — он, созданный из земли, — то до какого бы не дошли мы безумия, если бы блаженный пророк удовольствовался первым сказанием (то есть о сотворении человека по образу Божию), и в новом повествовании не изложил нам все в подробности?»
  То есть, о прахе говорится исключительно с той целью, чтобы подчеркнуть, что хотя человек и создан по образу Божьему, но он отнюдь не бог, и создан из того же материала, что и земля, растения, животные. Но из материала более тонкого, поэтому и говорится не о земле, а о прахе земном. Таким образом, в Библии не только не описывается как был создан человек, но даже не указывается из чего он был создан. Следовательно, в вопросе происхождения человека у религии и науки просто нет противоречий. Религия этим вопросом не занимается вовсе, это - прерогатива науки.
  О создании человека, также, говорится: «вдунул в лице его дыхание жизни». Бог, как существо бестелесное, не мог в буквальном смысле вдувать что-то. В Библии говорится только о последовательности создания человека: в начале тело, потом разум (другими словами, сознание или дыхание жизни). Но человеку свойственно все события представлять как-то материально, вот и вырисовался образ Бога, из глины лепящего человека, а затем оживляющего его своим дыханием.
  Преподобный Ефрем Сирин,
Ефрем Сирин Ефрем Сирин (306-373), выдающийся богослов и поэт
Отец Церкви и знаменитый поэт прозаическое дело созидания человека описал весьма художественно («О рае»): «Когда Творческая рука образовала плоть и назначила её песнословить Творца своего, тогда безмолвная лира сия не издала ни одного звука, пока Творец не вдунул напоследок в тело души, которая возбудила в нем песнь. Тогда уже и струны стали звучащими, и сама душа приобрела в них слово мудрости».
  Общепринято считать, что всякое живое существо состоит из тела и души. Как видно из текста Книги Бытия, под «душою» подразумевается просто живое существо, которое отличается тем, что оно растёт, меняется, у него есть органы чувств. Если сравнить человека и животное, то у обоих есть зрение, слух, обоняние. И у человека и у животного есть эмоции. Сознание у человека более развито, но у животного оно тоже есть. Зато у человека есть то, чего нет у других живых существ — ум. Письменность, разговорная речь, искусство, математика — вот некоторые из проявлений ума. И Бог, создавая человека, вдохнул ум в человека (разумеется, в переносном смысле). Именно наличием ума отличается душа человека от души животного. Душа была создана вместе с телом. Это свойство первые люди передали своим потомкам. Бог не вкладывает душу в каждого родившегося человека.
  А что такое душа? Другой Вселенский Учитель Святитель Василий Великий
Василий Великий Вселенский Учитель Святитель Василий Великий (329-379 гг.), архиепископ Кесарии Каппадокийской
в «Беседе на слова «Внемли себе»» даёт ей краткую характеристику: «Мы – это душа и ум, поскольку мы сотворены по образу Создавшего». Здесь ум и душа разделяются. Далее он поясняет:
«Из бесплотности находящейся в тебе души понимай, что и Бог бесплотен. Знай, что Он не ограничен местом, потому что и твой ум не имеет предварительного пребывания в каком-нибудь месте, но только по причине соединения с телом находит себе известное место. Веруй, что Бог невидим, познав собственную свою душу, потому что и она непостижима телесными очами. Она не имеет ни цвета, ни вида, не объемлется каким-либо телесным очертанием, но узнается только по действиям. Потому и в рассуждении Бога не домогайся наблюдения с помощью очей, но, предоставив веру уму, имей о Боге умственное понятие».
  Это крайне важное суждение. То, что человек создан по образу Божиему проявляется не в теле, а в душе. Также, как и Бог, она бесплотна, невидима, а тело лишь место её временного обитания. Совершенствуя и развивая душу, а ещё точнее — ум, человек может постепенно приближаться к тому состоянию, когда он сможет осуществлять то, для чего он был создан — владычествовать на Земле. Бог бесконечно мудр, и развивая свой ум мы двигаемся к этому состоянию, как к бесконечному пределу. Мы не можем не делать этого, поскольку такое стремление заложено в человеке. Но есть ещё и такие божественные качества, которые мы определяем как нравственность. Какая нравственность у Бога мы не знаем достаточно точно. Но в Священном Писании, как впрочем и в большинстве священных книг других религий, можно найти указания на это. Практически у всех народов сформировался примерно одинаковый перечень достойных и недостойных (благих и неблагих) нравственных поступков. И также у всех народов сформировалась своя религия, которая определяла этот перечень и следила за его выполнением. Наша история показывает, что есть основания предполагать, что в человеке с самого божественного создания или окончательного оформления как вида Homo sapiens были заложены религиозность и научность. Умственное развитие определяется наукой, нравственное — религией. Даже сегодняшние атеисты живут согласно нравственным критериям, определённым в рамках религиозных концепций. Нравственность — не научное понятие, она не определяется из эксперимента, не описывается математически. Это — предмет договора людей между собой о наилучшем поведении. При этом здесь идут по принципу отрицания: определяют недопустимые поступки. Предполагается, что если не совершать дурных (неблагих) поступков, то это и будет нравственное (благое) поведение. Например: не убивай, не кради, не обманывай, не гневайся, не ленись, не желай зла другому живому существу. Религия и наука не противоречат друг другу, поскольку нет противоречий между нравственностью и умственным развитием.  

Для чего был создан человек


  Наверное, самый главный вопрос Библии - для чего всё-таки был создан человек? На этот вопрос ответ в Священном Писании есть. Вначале даётся общая характеристика человека: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их" (Быт.1:27). «По образу Своему» не означает какое-то физическое подобие. Иоанн Златоуст разъяснил это понятие в («Беседы на Книгу Бытия», беседа VIII):
«Но здесь опять восстают другие еретики, искажающие Догматы Церкви, и говорят: вот Он говорит: «по образцу нашему»— и вследствие этого хотят называть Бога человекообразным. Но было бы крайне безумно — Того, Кто не имеет, ни образа, ни вида, и Кто неизменяем, низводить в человеческий образ, и бестелесному придавать черты и члены (телесные)...Сказав: сотворим человека по образу нашему и по подобию, (Бог) не остановился на этом, но последующими словами объяснил нам, в каком смысле употребил слово образ. Что говорит? «И да обладают рыбами морскими, и птицами небесными, и всеми гадами, пресмыкающимися по земли». Итак, образ Он поставляет в господстве, а не в другом чём. И в самом деле, Бог сотворил человека властителем всего существующего на земле, и нет на земле ничего выше его, но всё находится под его властью»
  Это назначение человека выделяет и один из Отцов Церкви Преподобный Иоанн Дамаскин
Иоанн Дамаскин Преподобный Иоанн Дамаскин (675-754), богослов, философ, поэт
: «Решив из видимой и невидимой природы создать по образу и подобию Своему человека — чтобы он был как бы некоторым царём и начальником всей земли и того, что на ней».
  То есть под «образом» подразумевается не внешняя похожесть, а как бы сейчас сказали, позиция в иерархии: Бог управляет Вселенной, человек управляет Землёй. Божественность человека заключается в том, что он станет владыкой на Земле. Как пишет Иоанн Златоуст в «К Стагирию подвижнику», одарив человека бесчисленными благами, Он (то есть Бог) поставил это малое и немощное существо владыкою над таким множеством творений, сделав его на Земле тем же, что сам Он на небесах. Ибо слова: «сотворим человека по образу Нашему и по подобию» означают не что иное, как то, что и человеку дана власть над земным.
  Святитель Епифаний Кипрский
Епифаний Кипрский Святитель Епифаний Кипрский (315-403). 55 лет был епископом Кипра. В 403 г. был отправлен в Константинополь, чтобы обличить Иоанна Златоуста в ереси, но после личной встречи убедился в ложности обвинений.
в своём обзоре разных ересей «На восемьдесят ересей Панарий, или ковчег» перечисляет различное толкование понятия «по образу нашему». Некоторые относят это к телу, откуда следует, что Бог выглядит также, как человек. Другие полагали, что речь шла только о душе. А говоря, что образ Божий в душе, они так рассуждают: она невидима, как невидим и Бог, она способна действовать, двигать, мыслить и умозаключать, и поэтому она имеет образ Божий, потому что она подражает Богу на Земле, приводя в движение, делая и творя многое, что делает человек силою разумною. Третьи говорили, что ни в душе, ни в теле не заключается образ Божий, а в добродетели. Четвёртые не соглашались и с этим, и утверждали, что образ Божий был в Адаме, но когда он ослушался, вкусил от древа и был изгнан из рая, он потерял образ Божий. Относительно души Епифаний возражает, что «если по этому душа называется созданною по образу Божию, то она не может быть образом Божиим потому, что Бог выше души и в высочайшей степени непостижим и недоступен нашему уму, знает всё – и прошедшее, и настоящее, и видимое, и невидимое, пределы земли и глубины бездны, и высоты небес, и все сущее. Он объемлет всё и Сам ничем не объемлется. Душа же заключена в теле и не знает глубин бездны, и не ведает широты земли, и не знает пределов вселенной, и не достигла высоты небес, и не знает, что будет, или что бывает, и что было прежде неё». Что же касается тех, которые говорят, что образ Божий в добродетели, то в добродетели люди весьма различаются между собою, ибо виды добродетелей многочисленны, а образ Божий может только один. Епиваний приходит к выводу, что «где находится и где заключается образ Божий, это ведомо самому единому Богу, по благодати своей даровавшему свой образ человеку, посему совершенно не должно определять или пытаться открыть, в какой части заключается образ Божий, и надобно признать, что образ Божий находится вообще в человеке».
  Василий Великий в «Беседе на Шестоднев» отмечает, что человек был создан Творцом не просто по «образу Своему», но «по образу Божию», то есть как «содейственник». И говоря об образе Божиим он добавляет:
«Не сказано: «Создадим человека по образу Нашему, и пусть они (люди) проявляют свою страсть, желание, скорбь». Не страсти заключены в образе Божием, а разум, владыка страстей».
  Таким образом, человек является помощником Бога и принципиально важным является создание человека именно по образу Божьему. А Бог есть созидатель, следовательно и человек таким должен быть. Мы, также, можем определить одно из важных свойств человека: «владыка страстей». Соответственно, когда страсти довлеют над разумом, то это отклонение от Божественного образа, заложенного в человеке при его создании.
  Ефрем Сирин в трактате «О добродетелях и страстях» пишет, что образ Божий присущ многим людям, а подобие — только некоторым: «Образ Божий имеет всякий человек, ...подобие же Божие имеют редкие, и то одни добродетельные и святые, сколько возможно человеку, подражающие в благости Богу». Следует обратить внимание на следующее. Вначале в Библии говорится «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему» (Быт.1:26). А далее «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его» (Быт.1:27). То есть, собираясь создавать человека по образу и подобию, Бог сделал только «по образу», а «по подобию» не стал. Продолжая мысль Иоанна Дамасского, можно предположить, что «уподобление Богу в добродетели, насколько оно возможно для человека» - это лишь потенциальная возможность. Василий Великий в «Беседе на Шестоднев» говорил об образе и подобии:
«Одно мы имеем в результате творения, другое приобретаем по своей воле. При первоначальном творении нам даруется быть рожденными по образу Божиему; своей же волею приобретаем мы бытие по подобию Божиему. Тем, что зависит от нашей воли, мы распоряжаемся в полную силу; добываем же мы это себе благодаря своей энергии».
  А Иоанн Златоуст в «Книге о девстве» написал о потере подобия Адамом: «Он не сохранил подобия (ибо, как мог сохранить, предавшись постыдной страсти, склонившись на обольщение и не победив в себе желание наслаждения?)».
  Бог создал человека по своему образу, то есть наделил его способностью создавать живое и неживое. Самое главное, что отличает человека от других живых существ — это разум. И ясно, что фраза: «и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою», означает, что человек не просто живое существо, поскольку такими были и птицы и животные и рыбы, а именно мыслящее существо. Очевидно, что у Бога был вполне конкретный замысел относительно человека. Это видно даже из того, как он создавал Землю. Он её создал для человека, чтобы тот управлял всей земной жизнью. И, соответственно, у Создателя был определённый план, каким должен быть человек и как он должен жить. В человеке при его создании было заложено желание и способность постигать законы окружающего мира. В этом постижении заключается развитие человека и освоение заложенных в нём возможностей. Наша история показывает, что человек много достиг в понимании того, как устроена Вселенная. Мы уже можем синтезировать материалы, которых никогда не было на Земле, например, пластмассу. Мы создаём сверхпроводимость, невозможную в обычных земных условиях. А разработав ядерное оружие, мы получили мощь, сопоставимую с Божьей и можем, в случае нашей глупости, уничтожить всю жизнь на планете. Наука сделала человека соответствующим «образу Божиему». Но достигать «подобия» - это не её епархия. Возможно, это и есть задача религии.
  Желая показать человеку, насколько он выше прочих тварей, Бог приводит к нему всех животных и повелевает дать всем им имена, но ни одного из них не дает ему в помощники, указывая и причину: «но для человека не нашлось помощника, подобного ему» (Быт. 2:20). Показав этим человеку, что он занимает середину между двумя естествами (небесным и земным), что он выше всего земного и что из множества этих творений ни одно не равно ему.
  Созданным людям Бог даёт первую Заповедь и благословляет на обладание Землёй и владычество на всеми живыми тварями: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над зверями, и над птицами небесными, и над всяким скотом, и над всею землёю, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.»(Быт.1:28).
  Фундамент взаимоотношения человека и Бога формируется следующими словами:
1) «И сотворил Бог человека по образу Своему...мужчину и женщину сотворил их» (Быт.1:27);
2) «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте» (Быт.1:28).
  Этим и определяется, для чего был создан человек. Он назначен властелином над всеми живыми существами и над всей Землёй, это и есть заповедь ему от Бога. А властелин — это не тот, который сидит на троне и отдаёт распоряжения. Он организует все потоки жизни, направляет их в нужное русло, решает возникающие проблемы. Властелин отвечает за всё, что происходит в управляемой им области. Согласно Священному Писанию человек несёт ответственность за всю земную жизнь. Следует отметить, также, что Бог благословил первых людей, а через них всех их потомков. То есть, это благословение распространяется на всех людей. И только Бог может отменить своё благословение своим же проклятием. Создав человека по образу своему, Бог дал человеку такие же возможности, какими обладал сам, но, разумеется, в меньших масштабах. То есть, например, Бог может создать Вселенную, а возможности человека ограничиваются планетой.
  В Книге Бытия рассказывается, что когда люди попробовали запретный плод, им стало стыдно своей наготы, они сшили смоковные листья и сделали себе опоясания. Первым искусством Адама было искусство шить. Кто научил его, кто наставил? Поскольку Адам был образом Божиим, от Него он и получил разум и необходимые знания. Действительно, как человек сделал первый плуг? Кто научил его изготовить древко, вставить в средину железо, скрепить, и надеть ярмо на волов? Откуда узнала жена искусство изготовления ткани, кто научил её взять шерсть, вымыть её, расчесать, спрясть, разделить нитки, и опять соединить разделённое? Откуда всё это? Кто научил людей, занимающихся окраской материй, искусству окрашивания? Вот стоит станок, работая сам собою. Не рука, а разум действует, изготовляя разные детали. А когда мы говорим что Бог действует, то понимаем, что Он действует не движением руки, а своим Божественным разумом. Если спросить о каждом искусстве, о каждом изобретении: «Как выдумали то или это?», то нужно вспомнить первые слова: «Сотворим человека по образу Нашему», и будет найден ответ. Человек – образ Божий, и потому в нём есть разум и мысль.
  В первые века христианства считалось, что главная задача человека — быть рядом с Богом. Людям и в голову не могло прийти, что назначение человека и причина его создания — управление миром. Какое управление, живым бы остаться. Завет Творца «владычествуйте над рыбами морскими и над зверями, и над птицами небесными, и над всяким скотом, и над всею землёю» не рассматривался как основная задача человека. На то были вполне естественные причины. В начале первого тысячелетия, когда создавалось христианство, человек никак не походил на владыку земной жизни. Если в Эдеме все звери были покорны Адаму и признавали его своим господином, то всё перевернулось после его изгнания. Дикие звери, хищные рыбы и птицы, пресмыкающиеся часто нападали на человека. И хотя с помощью стрелы и копья удавалось защищаться, это была равная битва. Природа большей частью была неблагоприятной, и добывать пропитание и даже просто выживать приходилось в тяжёлых трудах. В то же время в Священном Писании описывалась беззаботная и безопасная жизнь в Эдеме, которая потому была такой благостной, что человек был рядом с Богом. Поэтому Церковь видела свою главную задачу в спасении души от присущего ей греховного состояния, дабы получить возможность вернуться в своё первоначальное существование рядом с Создателем. Христиане жили в ожидании второго пришествия Иисуса и наступления Царства Божьего, о котором было смутное представление и сроки наступления которого не были известны. Проходили столетия, даже тысячелетия, а ничего не происходило. Постепенно среди большинства верующих мечта о пришествии Спасителя и начале новой жизни под его управлением угасла. Всё свелось к достаточно простой идее о вечной счастливой жизни в раю для праведников и вечных же муках в аду для грешников.
  Однако человек постепенно с укреплял свои трудовые навыки, накапливал знания о закономерностях окружающего мира, становился сильнее и сам того не сознавая, подошёл к тому состоянию, когда его можно было описать, как царя природы. То есть, ему не нужно было вновь возвращаться в Эдем или попадать ещё в какое-либо райское место. Царство Божие он должен был создать сам и здесь, на Земле. Возможно, реальное движение к «владычеству» началось в XVII веке, когда из множества ручейков знаний стала формироваться наука. Люди научились открывать законы мира, в котором они существовали и они поняли, что такие законы не только есть, но их можно обнаружить и применять для собственной пользы.
  Перелом начался в XIX веке. Человечество научилось получать и практически использовать электричество, которое до сих пор проявлялось в только в виде молний. Появился телеграф и радио, и информацию можно было почти мгновенно передавать на большие расстояния. В XX веке изобретения стали просто фантастическими. Представьте себе ситуацию. В древнем Иерусалиме в убогом доме апостол Пётр с единомышленниками обсуждает проблемы христианской общины. Раздаётся какой-то звук, Пётр достаёт какой-то небольшой предмет и начинает как будто с кем-то разговаривать, но при этом не обращается ни к кому из присутствующих. Затем говорит своим товарищам: «Звонил Саул из Тарса (то есть апостол Павел). Он сейчас в Афинах (а это - 1252 км по прямой), у него всё нормально, шлёт всем привет». Понятно, что он разговаривал по мобильному телефону. Но чудо заключалось бы не в том, что такое устройство есть (у кого его сейчас нет!), а в том, что оно появилось в Иудее две тысячи лет тому назад. Его туда мог бы доставить путешественник во времени. Такие путешествия представляются невероятными, но кто мог бы представить себе, скажем, в XVIII веке мобильную связь и телевидение? Или возьмите обычный пистолет. На человека наводят небольшой предмет, раздаётся грохот и он падает замертво. Атомная бомба, сброшенная на город, может разрушить его дотла и за секунды убить сотни тысяч людей. А какие бедствия могут принести бактериологическое и химическое оружие! По части разрушения человек уже сравнялся с могуществом Бога, каким его описывает Библия. Но Творец мог не только разрушать, но и создавать. И в этом мы уже преуспели. Мы можем не только убивать, но и лечить от болезней и спасать от смерти. Мы научились влиять на погоду, менять русла рек, строить каналы, соединяющие моря, осушать болота. Человек больше не боится диких зверей, и природные катаклизмы уже не являются непоправимой катастрофой. По своим возможностям и могуществу человек заметно приблизился к богу, и это приближение стремительно ускоряется. И библейское «владычествуйте» становится реальностью. Всё это оказалось возможным благодаря развитию науки. Мы можем предположить, что склонность к научным исследованиям, логическим построениям, аналитическому мышлению была заложена в человеческом роде с момента его образования. Как это произошло — не известно, но это случилось. Возможно, эти качества были заложены в человека самим Богом для того, чтобы постепенно развиваясь и накапливая знания потомки Адама и Евы начали управлять земной жизнью. Если Творец дал человеку такую заповедь, то предоставил ему возможность самому стать царём природы.
  Люди всё время думали, что Царствие Божие и рай — это где-то на небесах. И там они будут видеть Бога, сидящего на облаке, а вокруг будут летать ангелы с крыльями. А Иисус объяснял им, что это царствие будет на Земле: «Быв же спрошен фарисеями, когда придет Царствие Божие, отвечал им: не придёт Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть». (Лук.17:20-21). Если мы сопоставим заповедь о владычестве на Земле и эти слова Иисуса, то естественно придём к выводу, что человек, созданный по образу Божьему, сам это Царствие и построит, для того он и создан. А Иисус вновь предстанет перед нами, чтобы завершить его построение.
  Есть иллюзия, что вернётся Спаситель, устроит рай, все воскреснут в новых телах и будут жить вечно и счастливо. А в чём будет их счастье? И что они будут делать? Да ничего. Скорее всего, такие представления ошибочны. Бог много потрудился, чтобы создать Землю и человека. И человек, созданный Им по своему образу, тоже должен всё время трудится. Бог существует вечно, он не знает усталости, ему не нужен отдых, он без остановки созидает. И почему же человек должен бездельничать в раю да ещё и вечно?  

Женский вопрос в Эдеме


   Есть хороший анекдот. Адам скучал. Какой рай без женщины? И Бог дал ему женщину. И кончился рай.
  На протяжении многих веков положение женщины было приниженным, и во многом это объяснялось ссылками на тексты Священного Писания, хотя это несправедливо.
  Вот последовательность создания человека. Вначале Бог объявляет своё решение о создании человека: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле». Здесь говорится: «да владычествуют они», то есть ясно, что речь идёт не об одном человеке. Далее в Книге Бытия рассказывается, кого именно Творец создал: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их». Здесь уже говорится о двух ипостасях человека: мужчине и женщине. Это всё было описано в первой главе Книги Бытия, а детали создания раскрываются во второй главе. Вначале был создан мужчина: «И создал Господь Бог человека из праха земного». Этот единственный человек был помещён в Эдем и Бог дал ему, единственному, запрет: «а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь». (Быт.2:17). Отметим, что к этому моменту женщина ещё не была создана. Далее Творец решает, что человек в одиночку не справится со своей задачей управления земной жизнью: «И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему».
  Затем Бог приводил к человеку животных и птиц, и человек каждому давал имя. На первый взгляд это — формальность. Но в традиционных культурах наречение имени предполагало, что дающий имя обладает соответствующей властью. В результате выяснилось, что «для человека не нашлось помощника, подобного ему». И тогда «создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел её к человеку». Само ребро, скорее всего, значения не имеет, можно было взять любую другую часть тела. Главное вот в чём. Первый человек, мужчина, был создан из «праха земного». Второй человек, женщина, создана из части тела первого человека. Это обстоятельство крайне важно. Из текста Священного Писания видно, что Бог если создавал какое живое существо, то больше его никак не менял. Например, когда обнаружилось, что ни одно из животных или птиц не подошло человеку в качестве помощника, то казалось бы Богу, с его возможностями, ничего не стоило довести какое-нибудь живое существо до нужного уровня, но Он этого делать не стал и для создания нового человека использовал, как бы мы сейчас сказали, генетический материал от первого, чтобы они ни в чём существенном не отличались: «И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа» (Быт.2:23). Преподобный Ефрем Сирин расшифровывает этот библейский стих («Толкование на Священное Писание. Книга Бытия». Глава 1.):
 «Моисей даёт знать, что Ева уже была в Адаме, в той кости, которая взята от Адама. Хотя Ева была в нём не по уму, но по телу, однако же и не по телу только, но и по душе, и по духу, ибо Бог ничего не присовокупил к взятой от Адама кости, кроме красоты и внешнего образа. Поскольку же в самой кости заключалось всё, что нужно было для образования из неё Евы, то справедливо сказано: «мужчину и женщину сотворил их»
  На рубеже IV и V веков в Римской империи жил христианин по имени Софроний Евсевий Иероним, известный как Блаженный Иероним.
Блаженный Иероним Блаженный Иероним (342-420 гг.), автор официального перевода Библии на латинский язык
В течение многих лет, находясь в Вифлееме, он переводил Ветхий и Новый Заветы на латинский язык. Это перевод, впоследствии названный Вульгата, в 1545 году на Тридентском соборе был признан официальным. В трактате «Еврейские вопросы на Книгу Бытия» Иероним пишет:
«В греческом и латинском текстах не представляется ясным, почему она будет называться женой из-за того, что взята от мужа. Но в еврейском тексте этимология сохраняется. Потому что муж звучит как is (אִ֖ישׁ), а жена как issa (אִשָּׁ֔ה). Таким образом, от is совершенно справедливо жена была названа issa. Поэтому и Симмах прекрасно сохранил этимологию даже в греческом переводе. У него говорится: «Она будет называться ἀνδρὶϛ ὅτι ἀπὸ ἀνδρὸς ἐλήμφθη». По-латыни я бы сказал это так: «Она будет называться virago, потому что взята от мужа (vir)». Кроме того, Феодотион предположил другую этимологию. У него говорится: «Она будет называться взятие, потому что взята от мужа». Дело в том, что слово issa в зависимости от видоизменения звучания может быть понято и как «взятие».
  Второй человек был создан женщиной и ей вместе с мужчиной дана была заповедь: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте». Это благословение и эта заповедь распространяется на обоих людей, не выделяя никого из них. Василий Великий в «Беседе на Шестоднев» говорит:
«Жена наравне с мужем имеет честь быть сотворённой по образу Божиему. Природа того и другого равночестна, равны их добродетели, равны награды, одинаково и возмездие»
  В Писании сказано, что к решению создать другого человека Бог пришёл после того, как выяснилось, что Адаму помощника из существующих живых существ подходящего не нашлось. А если бы нашлось, разве тогда женщина не была бы создана? И здесь мы переходим к тонкому вопросу — размножению рода человеческого.
  Иоанн Златоуст в беседе «О девстве» размышлял о браке и безбрачии. От многих он слышал такую, казалось бы очевидной, истину, что брак необходим, чтобы люди плодились. Конечно, шли отсылки к событиям в Эдеме, где Бог, якобы, специально создал жену для этой цели. Однако у Святителя другое мнение:
«Когда сотворён был весь этот мир и устроено всё необходимое для нашего наслаждения и употребления, то Бог создал человека, для которого и сотворил мир. Первозданный жил в раю, а о браке и речи не было. Понадобился ему помощник, – и он явился; и при этом брак ещё не представлялся необходимым. Его не было бы и доселе, и люди оставались бы без него живя в раю, как на небе, и наслаждаясь беседою с Богом; плотская похоть, зачатие, болезни чадородия и всякая вообще тленность не имели бы доступа к их душе, но, подобно светлому ручью, текущему из чистого источника, люди пребывали бы в том жилище, украшаясь девством. На всей земле не было тогда людей...Не было тогда и городов, ни искусств, ни домов...не было тогда ничего этого, однако ничто не возмущало и не извращало той жизни блаженной и гораздо лучшей чем настоящая».
  Когда кончилась вся эта идиллия? Да после нарушения заповеди о запретном плоде:
«Когда же (первозданные) ослушались Бога и сделались землёю и пеплом, то вместе с той блаженной жизнью утратили и красоту девства...и (они) приняли смертное тление, проклятие, скорбь и многотрудную жизнь, тогда вместе с этим произошел и брак – эта смертная и рабская одежда...Видишь ли, откуда получил своё начало брак и отчего он оказался необходимым? От преслушания, от проклятия, от смерти. Где смерть, там и брак; не будь первой, не было бы и последнего»
  Сам Иоанн Златоуст никогда не был женат, но к браку относился терпимо. Раз уж так случилось, что мужчину тянет к женщине и наоборот, то пусть это будет в рамках семейных уз, а не в блуде. Здесь он придерживался мнения апостола Павла, который объяснял коринфянам: «А о чём вы писали мне, то хорошо мужчине не касаться женщины. Но, во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа». (1 Кор.7:1-2). Но стоит ли категорически избегать брака и жить непременно в девстве? Такого обязательства нет, пишет апостол: «Относительно девства я не имею повеления Господа» (1 Кор.7:25). Если бы люди не нарушили Божий запрет, то, по мнению Иоанна Златоуста, и брак не нужен был. А как бы люди тогда размножались? Да Бог создавал бы их также, как и первых людей:
«Какой брак, скажи мне, породил Адама, какие болезни чадородия произвели Еву? Ты ничего не можешь сказать на это. Для чего же напрасно боишься и опасаешься, как бы с прекращением брака не прекратился и род человеческий? Тьмы ангелов служат Богу и тысячи тысяч архангелов предстоят Ему, и ни один из них не произошёл по преемству, от родов, болезней чадородия и зачатия. Таким образом Бог тем более мог бы без брака создать людей, как создал Он и первых, от которых произошли все люди»
  Обратим ещё вот на что внимание. Если бы речь шла бы только о помощнике, то вторым созданным человеком мог быть и мужчина, а остальных людей Бог создавал бы из праха земного, как и Адама. Но Творец создал именно женщину, а людям дал заповедь плодиться и размножаться. Таким образом, Бог всё-таки изначально заложил именно ту форму воспроизводства рода человеческого, которую мы и знаем. Ведь в Книге Бытия сказано: «Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть.(Быт.2:24).
  По мысли Ефрема Сирина эти слова сказаны в ознаменование того, что двое сочетавшихся составляют такой же неразрывный союз, какой был вначале, то есть в первом человеке. В приведённом библейском стихе говорится об отце и матери. Но ещё не было никаких родителей, следовательно речь идёт о том, как будет в дальнейшем: человек покинет родителей, то есть родительскую семью и станет жить с женою, то есть создаст свою семью. Таким образом, устанавливается следующий порядок: 1) люди живут в браке между мужчиной и женщиной; 2) в этом браке рождаются дети. Такой уклад определил Всевышний, и христианин должен его соблюдать.
  Что в отношениях мужчины и женщины поменялось после нарушения запрета? Первое — появился стыд. Изначально было: «И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились» (Быт.2:25). Стало: «И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания» (Быт.3:7). Как писал Иоанн Златоуст, до грехопадения первые люди не имели нужды в одежде и не были знакомы с ощущением стыда, который уже есть плод испорченной человеческой природы. Все духовные и физические силы первых людей находились в гармонии и были так уравновешены, что естественный вид телесной наготы не пробуждал в них никаких нечистых мыслей и грязных пожеланий; а их физическая природа была настолько вынослива и крепка, что не нуждалась ни в каких средствах защиты от атмосферных влияний. Второе, что появилось после грехопадения: если о процессе «чадородия» изначально ничего не говорилось, то перед изгнанием из Эдема Бог определил: «Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твоё, и он будет господствовать над тобою» (Быт.3:16). Блаженный Иероним пишет, что вместо слов «скорбь» в еврейском тексте написано: «страдания». Кроме того, говорится в Писании «и нарёк Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих». Здесь говорится о потери женой части своей свободы: раз муж дал ей имя, значит она стала находится в подчинённом к нему положении. Имя Ева (Хавва — «жизнь» на древнееврейском) жена первого человека получает уже после изгнания из Эдема. Поэтому не исключено, что до грехопадения Адам такого права не имел, раз он не даёт имя жене сразу после её сотворения, хотя до этого он давал имена всем живым существам. И только тот факт, что Ева первой попалась на провокацию змея, нарушил равенство мужчины и женщины: «И к мужу твоему влечение твоё, и он будет господствовать над тобою» — говорит Бог жене при изгнании, а не в момент её сотворения. Но эта подчинённость имела то следствие, что муж теперь нёс ответственность за жену.
  Из самого текста Книги Бытия видно, что мужчина и женщина созданы из одинакового материала, оба получили одну и ту же заповедь и благословение от Всевышнего. В нарушении запрета относительно Дерева познания добра и зла виноваты оба в равной степени: как Ева могла не есть этого плода, так и Адам. Таким образом, нет каких-либо оснований предполагать неравенство мужчины и женщины, во всяком случае, в библейском смысле. Мало того, с точки зрения Церкви, женщина обладала даже рядом преимуществ. Василий Великий писал в «Беседах на Шестоднев»:
«Как может мужская природа состязаться с женской, проводящей жизнь в лишениях? Как может мужчина подражать выносливости женщины во время поста, её упорству в молитве, обилию её слез, прилежанию в добрых делах?..Добродетельная женщина обладает тем, что «по образу». Не обращай внимания на внешнего человека: это только видимость. Душа находится как бы под покровом слабого тела. Все дело в душе, а душа равночестна; разница лишь в покрове»
  Святитель Григорий Богослов (Григорий Назианзин),
ГРИГОРИЙ-БОГОСЛОВ Святитель Григорий Богослов, архиепископ Константинопольский, (325-389)
выдающийся Отец Церкви, говорил о несправедливости некоторых законов в отношении женщин («Слова, слово 37»). Взяв для примера прелюбодеяния он задаёт вопрос: «Почему закон обуздал женский пол, а мужскому дал свободу, и жена, злоумыслившая против ложа мужнего, прелюбодействует, и подвергается за то строгому преследованию законов, а муж, прелюбодействующий с женой, не подлежит ответственности?» (стоит отметить, что в XIX веке Фридрих Энгельс
Фридрих Энгельс Фридрих Энгельс (1820-1895 гг.), виднейший теоретик социализма, жил в гражданском браке
в работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» писал практически то же самое: «То, что со стороны женщины считается преступлением и влечет за собой тяжёлые правовые и общественные последствия, для мужчины считается чем-то почётным или, в худшем случае, незначительным моральным пятном, которое носят с удовольствием»). Сам Григорий с этим законом не согласен и объясняет, почему так вышло: «Мужья были законодателями, потому и закон обращен против жен, потому и детей отдали под власть отцов, а слабейший пол оставлен в пренебрежении». И он прямо говорит: «Напротив, Бог установил не так. Один Творец мужа и жены, одна плоть – оба они – один образ, один для них закон, одна смерть, одно воскресение, одинаково рождаемся от мужа и жены, один долг обязаны воздавать дети родителям». Святитель не согласен и с тем, что в истории с грехопадением жена больше виновата, чем муж: «Жена согрешила, согрешил и Адам, змий прельстил обоих, не оказался один слабее, а другой крепче».
  Таким образом, наиболее авторитетные Отцы Православно Церкви однозначно выступали за равенство мужчины и женщины, имевшее место от создание человека. Возникшее общественное неравенство проистекало из сложившегося обычая, что исключительно мужчины занимались государственными делами и составляли законы. Некоторые из этих законов были несправедливы и ограничивали права женщин.
  В Послании апостола Павла Ефесянам есть такие, ставшие знаменитыми слова: «Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа» (Еф.5:33). Малограмотные люди знают, в основном, конец этой фразы: жена да боится своего мужа, делая отсюда неверные выводы, понятно, какие. Но это вырванные из текста строки, и, взятые отдельно, могут иметь неверный смысл. Перед этим в Послании говорится: «Повинуясь друг другу в страхе Божием. Жёны, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жёны своим мужьям во всём. Мужья, любите своих жён, как и Христос возлюбил Церковь» (Еф.5:21-25). То есть апостол говорит, что отношения мужа и жены такие же, как Христоса и Церкви, и как нельзя разделить Христоса и Церковь, так не может быть отдельным «жена да боится своего мужа» от «каждый из вас да любит свою жену, как самого себя». Григорий Богослов поясняет, что хорошо жене почитать Христа в лице мужа, хорошо и мужу не бесчестить Церковь в лице жены. «Жена да боится мужа своего» потому, что боится и Христа, но и «муж да любит свою жену» потому, что и Христос любит Церковь.
  Относительно брака Григорий считает, что  «хотя Закон дает развод по всякой вине, но Христос – не по всякой вине, а позволяет только разлучаться с прелюбодейкой». В самом браке нужно быть терпеливым и мудрым. Мужу он даёт такой совет: «Видишь ли, что жена приукрасилась или подкрасилась – сотри, или у неё язык весьма дерзкий – уцеломудрь, или смех неблагопристойный, – сделай скромным, или замечаешь неумеренность в расходах и в питье – ограничь, или неблаговременные выходы из дома – положи преграду, или рассеянный взор – исправь, но не отсекай, не отлучай от себя поспешно, ибо неизвестно, кто подвергается опасности, отлучающий или отлучаемый». По мнению Святителя, прогонять жену не стоит, ибо ещё неизвестно, кому от этого будет хуже. Советы по воспитанию жены, естественные для тех времён, сейчас для многих покажутся странными. Да и предполагают они какие-то большие права для мужа. Но, надо сказать, Григорий даёт и мужу совет, причём вполне современный: «Не будь рекой чуждой и не старайся нравиться другим больше, нежели жене своей. А если стремишься в иное место, то и члену своему поставляешь в закон бесстыдство». Правда, последняя фраза в русском переводе звучит несколько двусмысленно.
  Если взять умственное развитие, то здесь нужно выделить две стороны. Первая — обычный житейский ум. Если подходить не предвзято, нет никаких оснований считать, что у женщины он менее развит, чем у мужчины. Если взять науку, то заметно, что женщин здесь существенно меньше. Но существует только одна область, где женский ум явно уступает мужскому — программирование. Женщин программистов практически нет. И в школах учителя отмечают, что девочкам информатика даётся несравненно труднее, чем мальчикам. Во всех остальных областях меньшее количество женщин объясняется историческими причинами.
  Поскольку женщине было определено рожать детей, то это обусловило её положение в семье. Она, как и принято в живом мире, кормила и оберегала младенцев. На долю мужа выпало добывать пищу и защищать от врагов. Это было нелёгким делом, и, может быть, именно поэтому мужчина стал физически более сильным и менее эмоциональным, чем женщина. Постепенно сложилось распределение обязанностей: женщина воспитывает детей и ведёт хозяйство, мужчина обеспечивает само существование семьи. А это не только добывание пищи, но и участие в делах города и государства, войнах. Поскольку для общественной жизни требовались определённые знания, то мужчины проходили обучение в школах и гимназиях. Как правило, это делалось только в силу необходимости, поскольку требовало затрат времени и денег. За несколько тысячелетий сложилось мнение, что удел женщины — забота о детях и домашнее хозяйство, всё остальное — занятие для мужчин, в том числе государственное управление, искусство и наука. Женщины, как правило, не получали никакого образования, за исключением очень состоятельных семей, где обучение было на дому. В XIX веке ситуация стала меняться. Технический прогресс, повышение производительности труда и широкое внедрение различных приспособлений облегчило ведение домашнего хозяйства, и привело к появлению у женщин большего свободного времени. Кроме того развитие общественного хозяйства вызвал нехватку трудовых ресурсов. Всё больше женщин стали работать вне дома, а также получать систематическое образование.
  В это же время стали развиваться социалистические идеи, которые пытались изменить отношение общества к браку. Энгельс в упомянутой выше работе сравнивал брак с рабством и полагал, что:
«Вместе с превращением средств производства в общественную собственность … в положении женщин, всех женщин, произойдет значительная перемена. С переходом средств производства в общественную собственность индивидуальная семья перестанет быть хозяйственной единицей общества. Частное домашнее хозяйство превратится в общественную отрасль труда. Уход за детьми и их воспитание станут общественным делом, общество будет одинаково заботиться обо всех детях, будут ли они брачными или внебрачными. Благодаря этому отпадет беспокойство о "последствиях", которое в настоящее время составляет самый существенный общественный момент, - моральный и экономический, - мешающий девушке, не задумываясь, отдаться любимому мужчине».
  По мнению Энгельса материальные отношения не будут больше связывать мужчину и женщину, детей будут воспитывать общественные организации, и необходимость в семье отпадёт. Однако ни в одной стране, пытавшихся построить социализм, эти идеи не реализовались. Традиционные представления о семье, сложившиеся в рамках христианских представлений, остались во всех государствах.
  К концу XX века ситуация с положением в обществе изменилась кардинально. Автоматизация домашнего хозяйства, развитая система изготовления готовой к употреблению пищи, большое количество детских садов сделали бессмысленным существовавшее веками разделение работы на мужскую и женскую. То равенство между мужчиной и женщиной, которое определено в Священном Писании, во всё большей степени становится реальностью.
  Энгельс писал: «Полная свобода при заключении браков может, таким образом, стать общим достоянием только после того, как уничтожение капиталистического производства и созданных им отношений собственности устранит все побочные, экономические соображения, оказывающие теперь ещё столь громадное влияние на выбор супруга. Тогда уже не останется больше никакого другого мотива, кроме взаимной склонности». Однако идеи Энгельса могут реализоваться и в рамках капиталистических отношений. Равенство, к которому стремятся женщины, предполагает равную оплату труда. Соответственно, и объём выполняемой работы должен быть одинаков. Дети в определённой степени являются для этого препятствием. Но эта проблема постепенно решается с развитием медицины и повышением благосостояния. Сам процесс рождения ребёнка в развитых странах уже не вынуждает женщину надолго покидать свою работу. Уход за ним становится постепенно всё проще. Существуют детские ясли и сады, число которых постоянно растёт. Повышение доходов позволяет всё большему количеству семей нанимать няньку. Количество таких потенциальных нянек постоянно растёт, поскольку с повышением производительности труда всё большее количество людей переходят из производственной сферы в сферу услуг. Качество медицинского обслуживания улучшается, и дети меньше болеют, да и лечить их становится легче, вследствие появления высокоэффективных лекарств. Высокий материальный уровень даёт женщине экономическую свободу и она оказывается в состоянии самостоятельно растить детей без помощи мужа, и, следовательно, необходимость состоять в браке для неё отпадает. Многие люди юридически не оформляют свои семейные отношения, что позволяет таким бракам легко создаваться и столь же легко распадаться. Конечно, здесь возникает проблема, когда у одного партнёра любовь проходит, а у другого нет. Но это проблема не социальная, а психологическая. Что будет с ребёнком, когда родители расходятся, это тоже вопрос психологии.
  Таким образом, брак в традиционном понимании будет уходить. Уже сейчас во многих странах юридически признаются браки мужчины с мужчиной и женщины с женщиной. Тенденция такова, что в будущем, как это не покажется диким, возможны и экзотические брачные союзы, например, с коровой или козлом.
  Однако у верующих людей, независимо от их религиозной принадлежности, традиционное отношение к браку не изменится. В материальном смысле семейная жизнь станет проще, но останется понятие брака как союз между мужчиной и женщиной, а не как-то по-другому. Так же, как и то, что родители должны воспитывать детей в семье и заботится о них, а дети, в свою очередь, должны заботиться о своих родителях.
  Поэтому со временем появится новый род разделения людей: на тех, которые придерживаются традиционных взглядов на семью и тех, кто живёт, как придётся. Этот различие может иметь место как внутри какой-либо страны, так и между странами. Если в какой-либо стране той или иной религии придерживается большая часть населения, то и традиционные ценности там преобладают, и даже атеисты их придерживаются. Если же число неверующих в какой-то стране начинает преобладать, то и семейные отношения будут в них меняться и значительно отличаться от традиционных. Религия препятствует кардинальному изменению нравственной жизни общества и делает его существование более спокойным и предсказуемым.
  Естественным образом появляется вопрос об искусственном создании человека, так что для размножения людей союз мужчины и женщины и вовсе бы не потребовался. Речь идёт о создании человека вообще без матери, то есть , о том, что стали называть клонированием. Ведь создание жены из ребра мужа и есть такой процесс. Иоанн Златоуст предполагал, что как ангелов и херувимов, да и самого прародителя Бог мог создавать таким особым способом и других людей. Люди, как носители образа Божьего приобретают всё больше возможностей, и искусственное выращивание ребёнка из клеток становится возможным. Но здесь нужно проявлять осторожность, и история Эдема об этом напоминает. По мнению Отцов Церкви, человек мог бы пользоваться плодами Дерева познания добра и зла, но после того, как он приобрёл бы достаточную мудрость. Он должен быть подготовлен к получению таких знаний. В этой неготовности Церковь видит основную проблему прогресса. Она не выступает против развития науки и использования полученных результатов в нашей жизни, а просто призывает подумать о последствиях. С этим согласны не только верующие, но и атеисты. Ведь одумались мы и не стали безудержно развивать атомное оружие. В документе «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» с тревогой говорится о возможностях изменения человеческого организма: «Бурное развитие биомедицинских технологий, активно вторгающихся в жизнь современного человека от рождения до смерти, а также невозможность получить ответ на возникающие при этом нравственные проблемы в рамках традиционной медицинской этики — вызывают серьезную озабоченность общества. Попытки людей поставить себя на место Бога, по своему произволу изменяя и «улучшая» Его творение, могут принести человечеству новые тяготы и страдания. Развитие биомедицинских технологий значительно опережает осмысление возможных духовно-нравственных и социальных последствий их бесконтрольного применения». Если в данном случае Церковь призывает к осторожности, в вопросе клонирования её позиция резко отрицательна:
«Осуществленное учёными клонирование (получение генетических копий) животных ставит вопрос о допустимости и возможных последствиях клонирования человека. Реализация этой идеи, встречающей протест со стороны множества людей во всём мире, способна стать разрушительной для общества. Клонирование в ещё большей степени, чем иные репродуктивные технологии, открывает возможность манипуляции с генетической составляющей личности и способствует её дальнейшему обесцениванию. Человек не вправе претендовать на роль творца себе подобных существ или подбирать для них генетические прототипы, определяя их личностные характеристики по своему усмотрению. Замысел клонирования является несомненным вызовом самой природе человека, заложенному в нём образу Божию, неотъемлемой частью которого являются свобода и уникальность личности. «Тиражирование» людей с заданными параметрами может представляться желательным лишь для приверженцев тоталитарных идеологий.
  Клонирование человека способно извратить естественные основы деторождения, кровного родства, материнства и отцовства. Ребенок может стать сестрой своей матери, братом отца или дочерью деда. Крайне опасными являются и психологические последствия клонирования. Человек, появившийся на свет в результате такой процедуры, может ощущать себя не самостоятельной личностью, а всего лишь «копией» кого-то из живущих или ранее живших людей. Необходимо также учитывать, что «побочными результатами» экспериментов с клонированием человека неизбежно стали бы многочисленные несостоявшиеся жизни и, вероятнее всего, рождение большого количества нежизнеспособного потомства».
  Как следует из приведённого отрывка, Русская Православная Церковь считает, что клонирование представляет интерес лишь для тоталитарных государственных объединений. Поэтому то или иное отношение к этой проблеме может характеризовать развитие демократических ценностей в конкретном обществе.
  Но если вернуться к событиям в Эдеме: не поддайся жена на уговоры змия, остались бы люди и дальше в Эдеме так, что и все их потомки жили бы там же? По мнению Отцов Церкви, они всё равно покинули бы это место.  

Как всё произошло в Эдеме


  Создав человека, Бог понимал, что тот изначально ещё не готов к выполнению своего предназначения: быть властелином на Земле. Поэтому он создал первому человеку, как бы мы сейчас сказали, тепличные условия, выделив отдельный участок, удобный для жизни:
2:8. И насадил Господь Бог рай в Эдеме на востоке, и поместил там человека, которого создал.
2:9. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла.
2:15. И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его.
  По мнению Святителя Феофила Антиохийского
Феофил Антиохийский Феофил Антиохийский, II век, епископ Антиохии
, шестого после апостола Петра епископа в Антиохии, «выражение «чтобы возделывать» означает не другое какое-либо дело, а соблюдение заповеди Божией». А вот Иоанн Златоуст полагал, что это означало земледельческие работы («О статуях», беседа девятнадцатая): «Адаму ещё до согрешения, когда он наслаждался полной свободой, было предписано заниматься некоторого рода земледелием, не тяжёлым, правда, и чуждым изнурительного утомления, но вместе с тем доставлявшим ему великое любомудрие». Возникает, также, вопрос: от кого нужно был хранить эдемский сад? Разбойника не было, прохожего не было, злоумышленника не было. От кого же хранить? Хранить рай нужно был Адаму для себя самого, соблюдая заповедь и не терять его нарушением этой заповеди.
  Описание самого рая более, чем скудное. Единственное, что известно из Священного Писания, что там были деревья, «хорошие для пищи». То есть с растительной едой проблем не было, а о животной даже и не говорилось. Таким образом, в раю не нужно было заботится о пропитании, и только. Все остальные представления о райских кущах придуманы верующими, чтобы было о чём помечтать и куда стремится. Блаженный Иероним пишет, что вместо «рая» в еврейском тексте стоит «сад», то есть gan, а eden означает «наслаждение». Вместо «на востоке» он полагает более правильным «от начала». Таким образом, считает Иероним:
«Отсюда яснейшим образом доказывается, что ещё до того, как Бог сотворил небо и землю, Он устроил рай, как и написано в еврейском тексте: «Насадил Господь Бог рай в Едеме от начала».
  Рай, в котором жил Адам, был создан на Земле и скорее всего отличается от рая, в котором будут жить души праведников, поэтому о том, в котором жил первый человек, лучше говорить «сад Эдема». В то же время многие Отцы Церкви полагали, что души (а впоследствии и тела) праведников после воскрешения Иисуса будут собираться в том же рае, в котором пребывал Адам. В таком случае возникает естественный вопрос: как они там все поместятся. Ефрем Сирин предложил свою версию («О рае»):
«Спрашивал я потом, вместителен ли будет рай для всех праведников, которые должны обитать в нем?..Тело праведников уподобится духу, который может, когда хочет, расширяться и увеличиваться, а когда хочет – сокращаться и умаляться; когда сократится, – может быть в одном месте, а когда расширится, – быть повсюду».
  Современная наука допускает как существование параллельных миров, так и других вселенных, что даёт возможность строить разные гипотезы о том, где могут находится рай и ад.
  В Эдеме человек получает вторую заповедь, с чего, собственно говоря, и начинается история его взаимоотношений с Богом:
2:16. И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть,
2:17. а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрёшь.
  По мнению Иеронима более точно переводить не «смертью умрёшь», а «ты будешь смертным». Слова о смерти надо понимать в том смысле, что с того дня, в который вкусишь от древа, будешь смертен. Запрет относительно дерева познания добра и зла был единственным для первого человека — Адама. Это принципиальный момент. Бог не вмешивался в мысли и поступки человека, который был свободен в своём выборе. Здесь логика понятна. Человек должен управлять жизнью на Земле, а для этого у него должны были, как говорится, развязаны руки. Таким образом Бог заключил с Адамом договор: тот живёт в Эдеме, но не ест плодов с дерева добра и зла. Было указано и последствие нарушение договора — смерть. А для чего вообще это дерево было посажено Богом? Иоанн Златоуст так объясняет:
«Господь наш, вверив человеку всё видимое и предоставив ему жить в раю и пользоваться в нём всем, чтобы он, мало-помалу увлекшись мыслью, не счёл всего видимого самобытным и не возмечтал слишком много о своем достоинстве, повелевает ему воздерживаться от одного дерева, а за нарушение этого повеления определяет тяжкое наказание, дабы он знал, что находится под Владыкою и всем прочим пользуется по благости Владыки»
  Запрет и страх наказания, по мнению Иоанна, имеют важное воспитательное значение: «Страх от настоящего бедствия, и без всякого увещания и совета, в состоянии образумить души всех... Слово не может сделать столько, сколько делает страх» («О Лазаре», беседа пятнадцатая»).
  Возникает естественный вопрос: почему же дерево названо было деревом познания добра и зла? Не потому, что оно имело такую природу, а потому, что носило такое значение. Дерево не обладало никакими свойствами, производившими смертоносное знание, а получило название от случившегося при нём печального события с Адамом. Оно было познанием добра и зла не потому, что доставляло человеку знание, а потому, что учило его через преступление, которое всегда есть зло. Иоанн Златоуст говорил («О сотворении мира»), что само по себе знание не служит в укор Адаму. Причинило вред не знание, а преступление. Желательно, также, спросить: какому он научился от дерева добру или злу? И после ли вкушения он узнал, что такое убийство? Того, кто показывал бы, тогда ещё не было, не было известно прелюбодеяния, потому что не существовало еще браков, не было ни блуда, ни хищения, потому что не было ещё ни богатого, ни бедного. Не было ни клеветы, ни лжесвидетельства. Какое же зло узнал Адам, как не то только, что добро было повиноваться Богу, а зло – ослушаться Бога? Дерево научило Адама познанию того, какими бедствиями сопровождается преступление.
  О жизни и делах первых людей в Эдеме мало, что говорится, поэтому естественно предположить, что их пребывание там было недолгим. События, описываемые в третьей главе Книги Бытия, имели решающее значение для судьбы человечества. Причём независимо от того, верим ли мы в Священное Писание, действительно ли имело место вся эта история. Это было записано, прочитано и на понимании этого текста тем или иным образом строилась реальная история человечества, определялись судьбы миллионов людей.
  Как-то появился некий змий. Ефрем Сирин полагал, что этот даже не был в Эдеме, поскольку зверям туда вход был заказан («О рае»):
«Змию невозможно было войти в рай, потому что и животным, и птицам не позволялось приближаться к окрестностям рая. Когда же Адам вышел к змию, то коварными вопросами, предложенными Еве, доведался он, что такое и каков рай. Узнал проклятый, каково это святилище, узнал, что от Адама и Евы слава его скрывается в древе познания, узнал, что вход в двери святилища прикрыт заповедью, и догадался тогда, что в плоде древа – ключ к правде, и что у преступивших заповедь очи откроются».
  Такого же мнения придерживался и Иоанн Златоуст, который говорил в одной из бесед («О творении мира»), что хотя Адаму дана была вся земля, но изначально жил он в раю. Ему можно было ходить и вне рая, но находившаяся там земля назначена была для обитания не человеку, а животным. Рай же был царственным жилищем только для человека. Потому-то Бог и приводил животных к Адаму, что они были отделены от него. Животные были названы и тотчас же удалены из рая. Остался в раю один Адам.
  О змие известно лишь то, что он «был хитрее всех зверей полевых, которых создал Господь Бог». Но по мнению Иоанна Златоуста змий не был злым изначально. В той же беседе он с теплотой описывает отношения Адама и змия: «Не смотри на теперешнего змия, не смотри на то, что мы избегаем его и чувствуем к нему отвращение. Таким сначала он не был. Змий был другом человека и из служивших ему самым близким». Дружба здесь имеется в виду не разумная, а та, к которой способно бессловесное животное. Подобно тому как собака проявляет дружбу, не словом, а естественными движениями, так точно и змий служил человеку. Как животное, пользовавшееся большою близостью к человеку, змий показался дьяволу удобным орудием для обмана. Видя, что и Адам рад змию, и последний близок к нему и подражает многим человеческим действиям, злодей замыслил то же, что делают коварные люди, достигающие своих замыслов через близких. Но Иоанн Златоуст отмечает, что «писание нигде не сказало о том, что в змие говорил диавол, точно также и Моисей рассказал просто историю». Про дьявола — это предположение. Естественно, возникает вопрос, как говорил змий, человеческим ли голосом, или змеиным шипением? До преступления Адам был исполнен мудрости, разума и дара пророчества. Мудрость его проявилась в том, что он один, не имея учителя, не обученный никем другим, смог дать имена всем птицам, животным, гадам, зверям, словом всему. Но чтобы кратко сказать, он столько дал имён, сколько теперь, не смотря на опыт, мы не можем и повторить. Итак, когда Бог привёл к человеку животных, то тот, как мудрый и обладающий духом Божиим, заметил свойство каждого животного. Так он обратил внимание и на змия, как на животное мудрейшее, имеющее смысл и понимающее по внешним действиям душевные движения. Когда так обстояло дело, диавол заметил и мудрость змия и мнение о нём Адама, потому что последний считал змия мудрым. И вот он говорит чрез него, дабы Адам подумал, что змий, будучи мудрым, сумел перенять и человеческий голос.
  Вопреки обывательскому мнению, искуситель не подсовывал Еве запретный плод. У них состоялась беседа. Змий спросил: «Подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?». Но Бог сказал не так, а напротив. Вот хитрость дьявола: он сказал то, что Богом не сказано, чтобы узнать, что сказано. А что Ева? Вместо того, чтобы не отвечать злоумышленнику, она объяснила, что разрешено есть всё, кроме плодов от дерева познания добра и зла. Змий возразил, что отведав плода, они (Ева с Адамом) не умрут: «но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло». События в Библии описаны очень кратко, и опытные проповедники расшифровывают заложенный в ней смысл. Иоанн Златоуст приведённые выше слова змия понимает как попытку учинить многобожие («О сотворении мира»), поскольку последний пытался заронить в жене мысль о многих богах. Но если виновник нечестия заронил мысль о богах, то Бог по своему предвидению устроил так, что будущее заблуждение высказано было не человеческими устами: впервые заговорил о богах не голос разумного существа, а сказали впервые уста змия, и всякие уста, говорящие об идолах, уподоблялись устам последнего.
  Жена в состоянии была узнать обман, поскольку змий тотчас объявил вражду и брань против Бога. Пусть так, ты говорила с ним перед тем, как он хотел знать волю Божию, но зачем слушала его после того, как он сказал противное? Бог сказал: смертью умрёте; а змий заговорил против этого, и сказал: не смертью умрёте. Что яснее этого противоречия? Откуда ещё надлежало узнать врага и противника, как не отсюда — из того, что он заговорил против Бога? Что доброго увидела в нём? Ну ладно, ты ведь думала, что это простой змий, так, что, змия, по твоему, надлежало удостоить такой откровенной беседы, объявить ему даже волю Господню? Конечно, возможно было жене увидеть обман, но она не захотела. Бог дал довольно доказательств Своей заботы: насадил рай, создал человека из ничего, вдунул в него душу, сотворил его по образу Своему, поставил владыкою над всем земным, дал ему помощницу, и, позволив ему пользоваться прочими деревьями, запретил только касаться одного, да и это самое запретил для его пользы. Змий (то есть дьявол) же не показал на деле ни малого, ни великого добра, а только заморочил жену хитрыми словами и пустыми надеждами, и обманул. Однако жена признала дьявола более заслуживающим веры, нежели Бога. Ясно что обман произошел от одного неразумия и беспечности, а не от принуждения. В Писании не говорится, что жена была обманута, но: «и увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел». Стало быть вина жены - в её сладострастии. Но чтобы не возникло предположения, что только одно это дерево было красиво по сравнению с другими, в Писании ещё при описании Эдема говорится: «и произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи». Так что все деревья были красивы на вид и прекрасны, и человек преступил заповедь не по причине недостатка, а пал при полном изобилии.
  Таким образом, первой плод отведала жена (в Библии к этому моменте слово «Ева» ещё не упоминается), но Адам тоже его съел без колебаний, хотя имел на этот счёт прямой запрет. Многие полагают, что Адам по незнанию взял от жены плод, не ведая, откуда она принесла его. Но это не оправдание Адаму, так как Бог, обличая его, говорит: «За то, что ты послушал голоса жены твоей». Бог не сказал: «Так как ты взял от жены своей», потому что Адам мог сказать: я не знал, не ведал, откуда жена принесла плод. Преступление мужа не в том, что он был обманут, а в том, что был прельщён плодом. Далее он, услышав, что Бог ходит по Эдему, спрятался от Него. Всевышний, зная о содеянном, спрашивает об этом Адама и тот объясняет, что «жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел». То есть виновата не только жена, но и сам Бог, который её дал Адаму в помощники. Тогда Всевышний обратился к жене, а та указала на обольстившего её змия. Здесь возникает вопрос: а почему всемогущий Творец допустил, что змий вообще появился в Эдеме? Ведь кажется, не было бы его, не было бы и грехопадения. Разумеется, дело не в нём. Поступок Адама имел такое громадное значение для всего человечества, что было бы странно, если бы всё это произошло случайно. Иоанн Златоуст в «К Стагирию подвижнику» пояснил, в чём суть дела:
«Если бы, говорят они, Бог не попустил, то дьявол и не приступил бы, и не прельстил сразу. Но тогда Адам и не узнал бы, какое имел он благо, и никогда не смирил бы своей гордости. Кто так высоко думал о себе, что надеялся быть богом, на что не дерзнул бы, если бы не был вразумлен? Предположим, что диавол не внушил бы ничего Еве и ни слова не сказал бы ей о древе: неужели в таком случае прародители не пали бы никогда? Нельзя этого сказать. Кто так легко послушался жены, тот и без дьявола, сам по себе, скоро впал бы в грех, за что подвергся бы ещё большему наказанию».
  То есть по мнению Святителя, либо этот случай, либо что-либо другое, но Адаму нужно было дать понять, чтобы не пытаться сравнивать себя с богом. И рано или поздно, но Адам всё равно согрешил бы.
  Бог наказал всех участников этой истории. Начал он со змея, затем перешёл к Еве и закончил Адамом. Иоанн Златоуст полагает, что такая последовательность была выбрана для того, чтобы у Адама было время осознать тяжесть содеянного и покаяться, чего он не сделал. После наказания змея Бог обратился к жене. Ей было сказано, что мужчина будет господствовать над нею, то есть её лишили личной независимости и равенства с мужем, хотя изначально ей, наравне с мужем была вверена власть над всеми тварями.
  Адаму Бог сообщил, что тот отныне будет тяжёлым трудом добывать себе пропитание (в Эдеме не нужно было особенно напрягаться). Сказано, также «проклята земля за тебя». Это первый случай Божьего проклятия, но оно не касается человека. Иоанн Златоуст приводит как бы слова Бога:
«Я, говорит, вводя тебя в этот мир, хотел, чтобы ты жил без скорби, без труда, без забот, без печалей, чтобы ты был в довольстве и благоденствии и не подлежал телесным нуждам, но был чужд всего этого и пользовался совершенною свободою. Но так как тебе не была полезна такая свобода, то Я и прокляну землю так, что она впредь уже не будет, как прежде, давать плодов без посева и возделания, а только при большом труде, усилии и заботах; подвергну тебя постоянным скорбям и печалям, заставлю всё делать с изнурительным напряжением, чтобы эти мучительные труды были для тебя всегдашним вразумлением вести себя скромно и знать свою природу. И это будет не на малое или краткое время, но продолжится во всю жизнь твою».
 

Почему Бог прогнал Адама из Эдема


  Иоанн Златоуст объяснял в «К Стагирию подвижнику» что Бог многим одарил человека тогда, тогда как с стороны последнего ещё не сделано было никакого доброго дела. И как же поступил человек после столь многих и великих благодеяний? Он более поверил врагу (то есть дьяволу), нежели даровавшему всё это, и, презрев заповедь Творца, предпочел обольщение того, кто старался совершенно погубить его и лишить всех благ, - предпочел не смотря на то, что дьявол не оказал ему никакого, ни великого ни малого, благодеяния, а только сказал ему несколько слов. Совершенно бессмысленное поведение. А что Бог? По справедливости следовало бы погубить и исторгнуть из среды живых того, кто, получив бесчисленные блага, в самом начале жизни заплатил за эти блага ослушанием и неблагодарностью. Но Бог продолжал благодетельствовать ему не меньше, чем прежде, показывая, что хотя бы мы тысячу раз согрешили и отступили от Него, Он никогда не перестанет заботится о нашем спасении. Если же будем упорствовать во зле, то по крайней мере ясно будет, что Бог делает всё, от Него зависящее. Так и изгнание из рая, и удаление от дерева жизни, и осуждение на смерть кажется наказанием, но на самом деле это также и забота о человеке. Наказание и забота кажутся противоположными действиями, но цели их одинаковы. То есть, изгнание из рая, запрещение вкушать от древа жизни, удаление от этого дерева, осуждение на смерть, а затем отсрочка этого осуждения, все это так же, как и прежние благодеяния, сделано для спасения человека.
  Изгнание из Эдема, по мнению Иоанна Златоуста, было проявлением заботы Творца о человеке. Аргументы его следующие. Змий (а в его лице — дьявол) обещал Адаму сделать его равным Богу при условии вкушания запретного плода. Если бы Адам остался в Эдеме, то:
«впал бы в три крайние бедствия. Во-первых, стал бы считать Бога недоброжелательным, обольстителем и лжецом, во-вторых, действительного обольстителя, отца лжи и злобы, - благодетелем и другом; и кроме того продолжал бы впредь грешить бесконечно. Но Бог избавил его от всего этого, изгнав тогда из рая. Так и врач если не трогает раны, то дает ей более загноиться; если же вырезает, то останавливает дальнейшее распространение гнилости язвы».
  Так почему же Бог не остановился на этом, но ещё наложил на человека подвиги и труды? «Потому что ничто так не малоспособно пользоваться покоем, как человеческая природа. Если уже и теперь, когда лежат на нас такие труды, мы грешим непрестанно, то на что не дерзнули бы, если бы Бог оставил нас при удовольствиях еще и в бездействии». В Эдеме делать было нечего, и от одного этого Адам много дурного ещё мог натворить. Поэтому Бог и первозданного человека изгнал из рая, так как дарованная ему честь сделала бы его хуже, если бы осталась твёрдою и непоколебимою после нарушения заповеди. «И что я говорю об Адаме? - пишет Иоанн Златоуст. - Чего не сделал бы Каин, живя в раю и наслаждаясь его утехами, если он, и лишившись этого и имея пред глазами своими наказание, постигшее отца, не вразумился, но впал ещё в большее нечестие: он первый и изобрёл и совершил убийство, и убийство самое преступное? Он не мало по малу и не в течении долгого времени дошёл до этого нового злодеяния, но внезапно и вдруг достиг самой вершины нечестия, - подстерёг и убил того, кто произошел из одной с ним утробы и не оскорбил его ничем; или может быть Каин счел за оскорбление себе, что Авель угодил Богу?»
  Естественно, возникает вопрос: а если бы не было заповеди относительно запретного плода, Адам так бы и остался жить в Эдеме? «Положим, - пишет Иоанн Златоуст, - что Адам, которого воля была так беспечна, как показали последствия, не получил бы никакой заповеди, и продолжал наслаждаться блаженством: к худшему, или к лучшему повела бы его беспечность и изнеженность от этих наслаждений? Для всякого очевидно, что он, ничем не озабоченный, дошел бы до крайней степени зла. Если он, ещё неуверенный в бессмертии, только с сомнительною надеждою на него, дошёл до такой гордости и безумия, что надеялся сделаться богом, хотя и видел, что обещавший ему (то есть дьявол) это ни в каком отношении не заслуживает доверия, то до какого безумия не дошёл бы он, если бы несомненно обладал бессмертием? Какого бы не сделал греха? Стал ли бы когда-нибудь повиноваться Богу?» Создатель предвидел, что Адам заповедь нарушит, и наказанием своим показал, чтобы тот умерил свою гордыню и оставил надежду просто так, без каких-либо усилий сделаться подобным богу.
  Иоанн Златоуст считал, что лучше вести жизнь трудную, поскольку это укрепляет и облагораживает душу. Соответственно, праздная жизнь душе только во вред. Потому жизнь бездельника в Эдеме развратила первых людей. На примере жены Иоанн показывает, сколь великим благом было изгнание из райского жилища («О дьяволе, беседа первая»):
«Рассмотри, что была Ева прежде, и чем стала после. Прежде она обольстителя дьявола, этого злого демона, почитала более достойным веры, нежели заповеди Божии, и от одного взгляда на дерево попрала данный Богом закон; когда же изгнана была из рая, то, смотри, как она стала лучше и благоразумнее: она, родив сына, говорит: «приобрела я человека от Господа». К Господу тотчас прибегла та, которая пред тем презрела Господа; уже не природе приписывает плод свой, и не силе брака усвояет рождение сына, но признает Владыку природы, и Ему приносит благодарность за рождение дитяти. Та, которая прежде обольстила мужа, впоследствии и дитя свое научила, и дала ему такое имя, которое могло приводить ему на память дар Божий; а родив еще другого сына, говорит: «Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин». Жена помнит о несчастии, и не ропщет, но ещё благодарит Бога, и называет дитя по дару, доставляя ему в этом всегдашний предмет для научения. Так и в самом лишении Бог дал еще большие блага! Жена изгнана была из рая, но чрез изгнание приведена к богопознанию, так что приобрела больше, чем потеряла».

  Далее Иоанн отвечает на естественно возникающий вопрос: но если полезно было, скажешь, это изгнание из рая, то для чего и вначале Бог дал рай?
«Для чего же вначале Бог дал (рай)? Для того, чтобы показать Свое человеколюбие и то, что Он готов всегда возвести нас в большую честь, но что мы сами виною всех наказаний и мучений своих, лишая себя, по беспечности, данных нам благ. И вот, как любящий отец вначале позволяет сыну своему жить дома и пользоваться всем отцовским; когда же увидит, что сын от этой чести стал хуже, лишает его стола и удаляет от своего лица, а часто выгоняет и из самого дома отцовского, чтобы он, по изгнании, сделавшись лучше от этого позора и бесчестия, показал себя достойным опять возвратиться (в дом) и получить отцовское наследство: так сделал и Бог. Он дал человеку рай, но, когда человек оказался недостойным, изгнал его, чтобы он, живя вне (рая) и в бесчестии, сделался лучше и благоразумнее, и затем оказался достойным возвращения... Видишь, что не только дать рай, но и изгнать из рая, было делом величайшей попечительности? Если бы человек не был изгнан из рая, то и не оказался бы опять достойным рая».
Таким образом, рай был показан человеку как некая мечта, к которой он должен был стремиться.
  Преподобный Ефрем Сирин считал, что Бог изначально и не предполагал, что Адам будет долго пребывать в Эдеме. Анализируя библейский стих «и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над зверями, и над птицами небесными, и над всяким скотом, и над всею землёю», он отмечает, что здесь речь идёт не об Эдеме, а о всей Земле:
««Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте», – не сказано рай, но – «землю... и владычествуйте над рыбами морскими, и над зверями, и над птицами небесными». Но как прародители могли обладать рыбами морскими, когда не было вблизи моря? Как могли бы обладать птицами, летавшими по всем концам вселенной, если бы потомство прародителей не населило впоследствии концы вселенной? И как могли бы обладать всеми зверями земными, если бы род их не должен был впоследствии жить по всей земле?».

  Когда говорят о том, как Адам покинул Эдем, часто используется слово «изгнание». Русский язык богат разного рода оттенками, и это нужно учитывать, чтобы получить правильный перевод. Изгнание означает резкое действие и определяет крайне негативное отношение того, кто изгоняет к самому изгоняемому. Но у Бога нет эмоций, нет злости и раздражения. К тому же он человека любил, поскольку сам его создал и заботился о нём. Ведь при всех тяготах, выпавших на долю неопытного в земной жизни Адама он прожил 930 лет. Явно не без помощи Создателя. Да и какое это было изгнание? Человек пожил некоторое время в раю, узнал, что такое беззаботная и безопасная жизнь, затем не прошёл небольшое испытание, что Бог и заранее предвидел, и отправился в реальную жизнь, как и было заранее предусмотрено. А чтобы он от отчаяния не побежал обратно, у входа в Эдем на всякий случай был поставлен херувим с устрашающим огненным мечом. Бог как бы сказал Адаму: «Сынок, праздная жизнь тебе не идёт на пользу, пора заняться делом и самому устраивать свою судьбу». С первым человеком Создатель потом контактов не имел, во всяком случаю в Писании об этом не упоминается, но со своими внуками, Авелем и Каином тесно общался, особенно с последним, пытаясь направить его на путь истинный. Да и с Евой поддерживал хорошие семейные отношения, она своих детей посвящала Богу, говоря: «приобрела я человека от Господа».
  В Эдеме Адама ожидала праздная жизнь, а вне Эдема он должен был своим трудом добывать себе хлеб и кормить семью. С точки зрения современной морали жизнь трудящегося Адама выглядит более добропорядочно. Мы привыкли, что хорошую жизнь нужно заслужить и заработать, а в Эдеме всё в прямом и переносном смысле свалилось с неба. Если продолжить эту тему, то вспомним задачу, которую поставил Бог перед человеком, то есть для какой цели был создан человек: «наполняйте землю, и обладайте ею». Поэтому людям всё равно нужно было бы покинуть Эдем и расселится по всей Земле. Это видно и из текста Священного Писания: «Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого ещё не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли, но пар поднимался с земли и орошал всё лице земли. И создал Господь Бог человека из праха земного». То есть «не было человека для возделывания земли», и Творец его создал. А наказание человека состояло том, что он должен был жить на прóклятой из-за него земле и в нелёгких условиях добывать себе и своей семье пропитание. Возможно, Бог предполагал, что при другом поведении Адама в Эдеме, он жил бы в более лёгких условиях, поскольку земля не была бы проклята.  

Был ли Адам изначально бессмертным?


  Существует давний христианский спор, были ли первые люди смертными или бессмертными? Часто приводят слова из Книги Премудростей Соломона: «Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих» (Прем.1:13). Но мы знаем, что сейчас все люди смертны. Если допустить, что Адам до нарушения заповеди о запретном плоде был бессмертным, то тогда следует, что смертным его сделал Бог, что противоречит приведённым выше словам пророка Соломона. Такое же противоречие мы получим, предположив, что первые люди уже при создании были смертными. Но что такое быть бессмертным? Это означает, что организм человека не стареет, у него нет болезней, его никто не сможет убить и он устойчив к любым природным катаклизмам. В Эдеме такие условия были. Но люди не могли жить там бесконечно. Они должны были расселиться по всей Земле, которая для того и была создана. Исключительные условия были созданы только в Эдеме, а за его пределами человек мог погибнуть от наводнения, землетрясения, удара молнии и других многочисленных стихийных бедствий. Бессмертность означает, что человек не умрёт ни при каких обстоятельствах, что тело его никогда не будет повреждено. Но таких свойств у него не было. Мало того, этого свойства нет ни у кого. Его нет даже у неживой материи. Кроме того, говорить о бессмертии можно, если бы человек реально прожил какой-нибудь очень большой срок, но этого в Эдеме не произошло. Поэтому бессмертие человека — это чистая гипотеза.
  Из текста самой заповеди о запретном плоде «а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» следует лишь то, что в этом случае смерть наступит наверняка. Что будет, если не вкусить от этого дерева, ничего не говорится. Мы просто предполагаем от противного, что если не есть запретный плод, то жизнь будет вечной. Но ведь могут быть и другие причины для смерти.
  То, что мы знаем из Книги Бытия от событиях в Эдеме не дают нам достоверных оснований судить о смертности или бессмертия первого человека. Феофил Антиохийский писал в своём труде «Послание к Автолику»:
«Но кто-нибудь спросил нас: смертным ли по природе сотворён человек? нет. Значит, – бессмертным? Не скажем и этого. Но скажет кто-нибудь: итак, он сотворён ни тем, ни другим? и этого не скажем. Он сотворён по природе ни смертным и ни бессмертным. Ибо если бы Бог сотворил его вначале бессмертным, то сделал бы его Богом; если же наоборот сотворил бы его смертным, то Сам оказался бы виновником его смерти. Итак, Он сотворил его ни смертным и ни бессмертным, но, как сказали выше, способным к тому и другому, чтобы, если устремится он к тому, что ведёт к бессмертию, исполняя заповедь Божию, получил от Него в награду за это бессмертие, и сделался бы Богом; если же уклонится к делам смерти, не повинуясь Богу, сам был бы виновником своей смерти. Ибо Бог создал человека свободным и самовластным».
  В беседе «О творении мира» Иоанн Златоуст прямо указывает, что человек и не должен был быть бессмертным: «Бог предвидел будущее как настоящее. Так как он предвидел, что человек должен умереть и превратиться в прах, то Он в самом творении наперед указал надежду воскресения». Далее Иоанн поясняет, как эта надежда была заложена ещё при создании человека. У человека Бог творит сначала тело, потом душу. А каково создание, таково и разрушение. Животные потому не имеют воскресения, что они, как произошли, так и умирают: вместе с телом прекращает существование и душа. У человека другая ситуация - тело Бог взял от земли, но душу создал отдельно, дабы бы, когда умрёт человек, никто не отчаивался относительно души. Что в том, что тело погребено во гробе? Не стоит думать, что там же душа. Она взята не от земли, и не возвращается в землю. Так Бог утвердил надежду.
  Что касается бессмертия или по крайней мере долгой жизни, то такая возможность в Библии предполагается. Вот, что говорится в Книге Бытия: «И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простёр он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно. И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят. И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского Херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни. (Быт.3:22-24). Здесь Бог говорит: «Адам стал как один из Нас». То есть, съев запретный плод, Адам мог получить или даже получил какие-то свойства, делающим его равным или почти равным богу. Всевышний либо этого не хочет вовсе, либо считает, что человек ещё не созрел. И Он, также не хочет, чтобы вкушая от дерева жизни, Адам не стал жить вечно. Многие богословы считали, чтобы познав зло, Адам бы вечно мучился в этом состоянии. Поэтому Бог высылает Адама из Эдема, сделав его при этом смертным, а чтобы закрыть ему доступ к дереву жизни, ставит для охраны Эдема херувима с огненным мечом. Следовательно, даже покинув Эдем, Адам будучи смертным, мог бы жить крайне долго, если бы имел возможность потреблять плоды от дерева жизни. То, что всё дело в этом дереве, подтверждается и в Откровений Иоанна Богослова (Апокалипсисе), где описывается будущий рай:
22:2. Среди улицы его, и по ту и по другую сторону реки, древо жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающее на каждый месяц плод свой; и листья дерева -- для исцеления народов.
  Здесь также описывается заветное дерево, которое исцеляет. А если нет болезней, то маловероятна и смерть. Ефрем Сирин также связывает бессмертие с плодами дерева жизни («О рае»):
«Два древа насадил Бог в раю – древо жизни и древо познания; оба они – благословенные источники всех благ. При их посредстве человек может уподобляться Богу: при посредстве жизни – не знать смерти, а при посредстве мудрости – не знать заблуждения».
  Иоанн Златоуст полагал, что смертность человека — это не наказание, а метод воспитания («О статуях, беседа одиннадцатая»): «Если хочешь знать, каким Бог сотворил тело наше вначале, то пойдем в рай и посмотрим на человека первосозданного. То тело не было такое смертное и тленное; но как светло блестит золотая статуя, только что вышедшая из горнила, так и тело то было свободно от всякого тления: его ни труд не тяготил, ни пот не изнурял, ни заботы не мучили, ни скорби не осаждали, и никакое подобное страдание не удручало. Когда же человек не сумел воспользоваться благополучием, но оскорбил своего Благодетеля, поверил более демону-обольстителю, нежели Промыслителю Богу, возвеличившему его, понадеялся быть Богом и возмечтал о своем достоинстве более надлежащего, тогда-то, тогда Бог, желая вразумить его уже самым опытом, сделал его тленным и смертным, и связал множеством этих нужд, не по ненависти и не по отвращению, но из заботливости о нем, - чтобы остановить в самом начале злую и пагубную эту гордость и не дать ей пойти далее, но самым опытом научить человека, что он смертен и тленен, и чрез это заставить его - никогда не думать и не мечтать о себе так. Дьявол сказал (первым людям): «будете как боги». Чтобы вырвать эту мысль с корнем, Бог сделал тело человека слабым и болезненным, самою природою научая его - никогда не иметь такой мысли. Справедливость этого весьма ясно видна и из того, что случилось с человеком: он осужден на это наказание уже после того пожелания (быть Богом). И заметь, как Бог премудр: Он не дал умереть (Адаму) первым, но попустил претерпеть смерть сыну его, чтобы он, увидя пред глазами у себя тело тлеющее и разрушающееся, получил от этого зрелища великий урок любомудрия, познал, что (с ним) сделалось, и, хорошо вразумленный этим, отошел отсюда». Но у человека есть потенциальная возможность вновь стать бессмертным через некоторое время («Беседа о воскресении»): «Вначале Бог сотворил человека не для того, чтобы он погиб, но чтобы шествовал к нетлению, так что и тогда, когда Он допустил смерть, допустил её с тою мыслью, чтобы ты вразумлялся этим наказанием и, сделавшись лучшим, мог опять достигать бессмертия».
  Когда мы говорим о смертности и бессмертии человека, то должны помнить, что согласно Библии смертным является только тело, а душа — бессмертна. То есть не человек смертен, а только его телесная часть. Бог говорит Адаму: «Доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься». А из праха создавалось только тело, поскольку душа попала в него через «вдохновение», то есть каким-то особым способом, который в Писании не описывается. Но душа более важная часть, она определяет помыслы и поступки человека, от неё зависит грешим мы или ведём праведную жизнь, она определяет особенность человека, то, что мы называем личностью. Но если в душе может быть грех и она бессмертна, то тогда и грех будет бесконечен? Но, поясняет Иоанн Златоуст, Создатель снабдил душу множеством недостатков, дабы кто-то не подумал, что если душа бессмертна, то человек, обладающий такой бессмертной душой, мог бы сравниться с Богом («О Лазаре, беседа одиннадцатая»): «Смертною, правда, Бог не сделал её, а допустил ей быть бессмертною: зато подверг её забывчивости, неведению, унынию и заботам, и это сделал для того, чтобы она, увидев благородство своей природы, не помыслила о своем достоинстве более надлежащего. Ведь если и при всём этом некоторые дерзнули сказать, что душа имеет сущность божескую, то до какого безумия не дошли бы они, когда были бы свободны от этих недостатков?».
  Следует обратить внимание, что в Писании сказано: «доколе не возвратишься в землю». Здесь не говорится не только о немедленной смерти, которая должна была бы наступить после употребления запретного плода, но и вообще о её сроках. Известно, что Адам прожил 930 лет. В Библии мы часто сталкиваемся с тем, что о каком-то явлении говорится, что оно будет, но не говорится, когда. Вот пример. В Евангелии от Марка повествуется, что Иисус, рассказывая о своём втором пришествии, так говорит о сроке, когда это будет: «О дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец». (Мк.13:32). А в Деяниях Апостолов на вопрос учеников, когда Иисус установит царство своё, Он отвечал: «Не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти».(Деян.1:7). Вряд ли Бог знал точные сроки абсолютно всех событий. Для живущего в вечности время не имеет значение. Всякое событие происходит тогда, когда для этого сложатся необходимые условия. Поэтому, Бог не определял, сколько времени будет жить Адам. Лишённый доступа к дереву жизни, Адам рано или поздно умер бы от старости и болезней.
  А можно ли достигнуть бессмертия или по-крайней мере, очень долгой жизни? Современная наука считает, что по мере взросления человека его органы и внутренняя система подвергаются изменениям, ни одно из которых не являются летальными. Сам по себе процесс старения никогда не приводит к смерти, она наступает в результате болезней пожилого возраста. Однако все эти процессы у разных людей протекают с биологически разной скоростью. Мог ли Адам жить вечно или, по крайней мере, очень долго? Теоретически да. Всемирная организация здравоохранения подсчитала, что здоровье человека примерно на 20 процентов определяется генетическими факторами, на 25 процентов — состоянием окружающей среды и на 15 процентов — уровнем медицинского обслуживания. Остальные 40 процентов приходятся на условия и образ жизни людей. Именно этот показатель напрямую зависит от человека. Генетические факторы — это то, что Бог заложил в человека. Окружающая среда в Эдеме была прекрасная, медицинское обслуживание за счёт плодов дерева жизни — великолепное. Условия и образ жизни — практически идеальные. Если предположить, что генетика у Адама была совершенной, то жить в Эдеме действительно можно было практически вечно. Перемещение Адама в крайне неблагоприятные условия жизни вне Эдема неизбежно привело бы к ухудшению здоровья и возникновению болезней. Согласно современным взглядам причиной старения являются изменения генетического аппарата клетки. Существующие теории старения подразделяются на две большие группы. Одни ученые рассматривают возрастные изменения как наследственно запрограммированные. Другие считают, что старение – результат накопления случайных изменений. Отсюда следует, что процесс старения может являться или закономерным результатом роста и развития организма, или следствием накопления случайных ошибок в системе хранения и передачи генетической информации. Генетика человека влияет на его старение, а смерть определяется болезнями. Если генетический аппарат клетки не будет меняться, не будет старения, тогда организм сможет успешно сопротивляться болезням и можно будет жить долго. Если человек вернётся в идеальные условия Эдема, станет ли его жизнь вечной? Наверное, да. Там человек не будет болеть. А если при этом Бог улучшит генетический аппарат клетки, то можно быть вечно молодым.
  Развитие медицины и генетики дают реальные основания полагать, что здоровье и продолжительность жизни человека будут неуклонно увеличиваться. Условия жизни тоже постоянно улучшаются. Следовательно, человечество будет постепенно создавать райские условия на Земле. Возможно, это будет не скоро, но будет.  

Что такое хорошо и что такое плохо


  Был ли Адам хорошим или плохим? Да никаким. У него ещё характер не сформировался, в его поступках не было ни логики, ни смысла. Святитель Епифаний Кипрский писал в обзоре «На восемьдесят ересей Панарий, или ковчег»: «Был же он прост, незлобив, не имел никакого другого имени, не приобрёл себе прозвания ни славою, ни расположением воли, ни отличием жизни, но назывался только Адамом, что значит «человек»». То есть был, как говорится, никаким. Поведение Адама в Эдеме кажется бестолковым. В самом деле. Ему говорят, что умрёт, если съест плод с запретного дерева — он ест. Как будто нет у него чувства страха. Верит словам первого встречного проходимца о том, что Бог его обманывает. Трусливо сваливает вину за свои проступки на жену. Живя в беззаботной праздности захотел стать равным богам, хотя непонятно, зачем ему это. Почему же он начал свою жизни с дурных поступков? Почему Бог заложил в человека возможность совершать и зло и добро, а почему не сделал человека исключительно добрым? Да и что такое зло и добро с точки зрения самого Создателя?
  Многие люди полагают, что для христианина достаточно соблюдать десять заповедей. А на сколько это сложно? Первая заповедь: да не будет у тебя других богов перед лицом моим — применима для любой монотеистической (это когда не много, а только один бог) религии. Если вы являетесь христианином, то первую заповедь выполняете автоматически. Что касается второй заповеди — не делай себе кумира - то она является неоднозначной, например, относительно почитания икон, что является нормальным для православных и сомнительным для протестантов. Третья заповедь - не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно — нарушается постоянно, поскольку имя Божие упоминается по любому поводу. Кроме того она предусматривает запрет клялся именем Божии, а во многих странах принято присягать на Библии. Четвёртая заповедь: и помни день субботний, предусматривающая отдых каждый седьмой день представляется и вовсе давно устаревшей, поскольку есть много житейских ситуация, вынуждающих работать без выходных дней. Оставшиеся шесть (почитай отца и мать, не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не произноси ложного свидетельства, не желай ничего, что у ближнего твоего) являются самоочевидными, и их было принято соблюдать во всех обществах, племенах, царствах, религиях. Поэтому эти заповеди не являются особенностью только иудеев и христиан, а являются моральной нормой (а в некоторых случаях и юридической) и для представителей других религий, а также для атеистов.
  Поэтому в реальной жизни с точки зрения соблюдения этих заповедей (если не считать первой) нет никакой разницы между христианином и атеистом. В то же время христианская доктрина опирается на такие понятия, как праведность и грех. А что это такое?
  Моральные качества первого человека были не на высоте: нарушил ясно выраженный запрет, тщеславно захотел выйти на божественный уровень, трусливо прятался и свои грехи свалил не только на жену, но и на самого Бога, который эту жену создал. Столько пороков, и не одного достоинства. Причём, говорить о дурном воспитании в данном случае не приходится, поскольку воспитателей не было. Бог только лишь создал первых людей и отпустил их «в свободное плавание». Следовательно, дурные наклонности были присущи человеку с момента создания, то есть по нынешним понятиям, генетически. Но у человека есть и хорошие черты. Когда у Адама родились дети, то один из них — Авель, унаследовал то, что было хорошего в Адаме, а носителем плохого был другой сын - Каин. Все люди произошли от Адама и в них есть и праведность и греховность.
  Люди, жившие в разных концах Земли и никак не соприкасающиеся друг с другом имели одинаковые представления о добрых и злых поступках. Следовательно, это заложено в каждом человеке от рождения. Иоанн Златоуст говорил («О статуях, беседа двенадцатая»), что Бог, созидая человека, познание добра и зла сделал врождённым. По его мнению, нам не нужно учиться, что блуд есть зло, а целомудрие – добро, мы знаем это от начала. Поведение Адама является подтверждением этого вывода. Адам нарушил Божий запрет, то есть сделал первый грех, и после этого тотчас скрылся. Если бы он не знал, что сделал что-то злое, то для чего бы стал скрываться? Ещё не было закона Моисея (десяти заповедей), как же он узнал о грехе? И он не только прятался, но, ещё будучи обвиняемым, пытался переложить вину на другого, то есть на жену. Человек знал, что грех есть зло, – это показал Адам, а что он знал также, что добродетель есть добро, это показал Авель, который принёс свою жертву Богу не по чьему-либо наставлению, но наученный своей совестью.
  Как известно из Писания, после физической смерти, в потустороннем мире душа будет вознаграждена за праведное поведение человека в земной жизни и наказана за земные грехи. В связи с этим утверждением возникает следующая проблема: как можно судить людей, живших до того, как Моисей получил закон от Бога? Иоанн Златоуст, ссылаясь на апостола Павла, показывает, что они имели уже врождённый от Создателя закон:
«Многие из язычников хотели спорить, и говорили: как Бог будет судить людей, живших прежде Моисея? Не послал ещё Он законодателя, не дал закона, не послал ни пророка, ни апостола, ни евангелиста: как же будет взыскивать с них? Поэтому Павел, желая показать, что они имели врождённый закон и хорошо знали что должно делать, сказал вот что: «ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую" (Рим. 2:14-15).
  Другое возражение со стороны некоторых людей было то, что Бог, якобы, не вложил в них нравственного закона: «Нет у нас, говорят, врождённого закона в совести; Бог не положил его в природе». Иоанн возражает на это: но ведь с чего-то же их законодатели написали законы о браке, об убийствах, о завещаниях, о залогах, о непритеснении ближних и о многом другом? Нынешние законодатели, может быть, научились от предшественников, эти от прежних, а эти опять от древнейших: но от кого научились те, которые первые издали у них законы? Не ясно ли, что от врождённого закона. Если законы не были получены от пророков, то очевидно, что на основании закона, дарованного Богом человеку вначале, при сотворении, на основании его они и постановили законы и изобрели искусства и всё прочее. И искусства так же изобретены, то есть первые люди дошли до них по внушению природы. Так произошли и суды, так установлены и наказания; о чем говорит и апостол Павел: «Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся (Рим. 2:12). Что значит «вне закона погибнут»? Значит не закон осудит их, а мысли и совесть. А если бы они не имели закона в совести, то им не следовало бы за грехи погибать: как же иначе, если они «не имея закона согрешили»? Но словом – «без закона» апостол выражает не то, будто они вовсе не имели закона, но – что не имели закона письменного, закон же естественный имели. Так говорит апостол, рассуждая о временах до пришествия Иисуса. Если же такой человек ни закона не слыхал, ни с иудеями не обращался, то почему постигнет его ярость, и гнев, и скорбь за дела худые? Да потому, что он имел совесть, которая внутри говорила ему, наставляла и учила его всему. Из чего это видно? Из того, что он сам наказывал других за преступления, издавал законы, учреждал суды. А из чего узнали они, что воля Божия такова, чтобы живущие нечестиво были наказаны смертью? Из того, что они сами осуждали других согрешающих. В самом деле, если ты не почитаешь злом убийство, то, поймав убийцу, не казни его своим судом; если не почитаешь злом прелюбодеяние, то, когда попадется прелюбодей, оставь его без наказания. Если же ты против чужих грехов и пишешь законы, и определяешь наказания, и бываешь строгим судьёю, то какое можешь получить извинение в собственных твоих грехах, говоря, будто ты не знал, что должно делать? И ты прелюбодействовал, и он: почему же его наказываешь, а себя считаешь достойным прощения? Если бы ты не знал, что прелюбодеяние есть зло, не надлежало бы наказывать и другого; если же другого наказываешь, а себя считаешь не подлежащим наказанию, то согласно ли с разумом об одинаковых грехах произносить неодинаковый приговор? Бог вложил в нас естественный закон, а потом дал и писанный, для того, чтобы за грехи наказывать, а за добродетели увенчать.
  Таким образом, одинаковое понятие о добре и зле присуще всем людям, заложено в них от рождения и не зависит от вероисповедания. Поэтому нет оснований говорить, что христианин, который соблюдает десять заповедей, только из-за этого ведёт более нравственную жизнь, чем человек, исповедующий другую религию или вообще атеист. К слову, в буддизме есть свои десять неблагих (то есть недопустимых) поступков, которые в целом совпадают с христианскими.
  Возникает ещё один вопрос: если человек задумал сделать злой поступок, но не сделал его. Например, хотел кого-то убить, пришёл с ножом, но свидетели помешали. Был грех в подобном случае или нет? Иисус однозначно определили - грех был: «Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Матф.5:27-28). Здесь речь идёт о том, что грехом является не только сам поступок, но и желание совершить его, поскольку мысль об этом оставляет свой след в душе, отчего её качества ухудшаются.
  Относительно греха для Адама ситуация была простой: рядом с ним был сам Бог и был всего один запрет — не есть плода с дерева познания добра и зла. Он запрет нарушил, и это грех несомненный. При этом оказался лживым и трусливым человеком. Никаких добродетелей его в Библии не описывается. Поскольку все мы потомки Адама, то было бы грустно осознавать, что мы с самого создания не обладали ничем положительным. Но это не так. Человек, и Адам, разумеется, имеет и положительные и отрицательные качества. Это проявилось в прямом потомстве первого человека. У Адама было много детей, но Книга Бытия рассказывает подробно только о двоих: Авеле и Каине. Авель был скотоводом, Каин — земледельцем. Оба сделали жертвоприношения Богу, на самом деле — подарки. Авель отдал самое лучшее, проявив уважение, Каин отдал первое, что под руки попалось, то есть не проявил любви и почитания. Бог подарки Авеля принял, подарки Каина — нет. Каин из зависти убил Авеля. Скорее всего, случайно, возможно, ударив камнем по голове. Человек, проявивший неуважение к Богу проявил зависть, обман, злобу, убийство. Но здесь важно разобраться в причинах и следствиях. Каин был просто негодным человеком, потому и к Богу у него отношение было пренебрежительным. Пример этого сына Адама показывает, что добродетельность есть причина, а отношение к Создателю — следствие.
  История Авеля и Каина позволяет нам сделать предположение, что положительные свойства, имевшиеся в Адаме, проявились в Авеле, а дурные - в Каине. В каждом человеке, как и в Адаме есть и дурное, и хорошее. Чего больше? Мы можем предположить, что — одинаково. И первый человек был в этом смысле нейтральным. Здесь мы можем говорить о некоторой симметрии положительного и отрицательного. Доказать это не возможно, но основание для такого предположения есть. Мы видим, что люди по наличию или отсутствии добродетельных качеств весьма различны. Весьма вероятно, что сумма плюсов и минусов даст нуль, как и в Адаме, согласно нашему предположению. Аналогия есть в современном представлении о Вселенной. Подобно тому, как все люди произошли от одного первого человека, так и вся Вселенная произошла в результате Большого взрыва от одного сгустка энергии немыслимой мощности. При этом, например, изначально мир был электрически нейтральным. Со временем появились положительно и отрицательно зараженные заряды. Современная наука исходит из принципа симметрии: число положительных и отрицательных зарядов одинаково и в сумме Вселенная остаётся электрически нейтральна. Принцип изначальной нейтральности вполне логичен, ибо как объяснить, что в начальный момент чего-то было больше. Вполне логично предположить, что Бог, создавая людей со свободным правом выбора (в Библии об этом говорится во многих местах) вложил в него в равной степени и отрицательные и положительные свойства. Это предположение высказывал Иоанн Златоуст ещё в IV веке («О дьяволе, беседа третья»):
«Для того и Бог попустил злым смешаться с добрыми, и не дал злым одной земли, а добрых не поместил на другую вселенную, но смешал этих с теми, чтобы доставить (людям) великую пользу. Добрые являются в большей славе, когда, находясь среди препятствующих им жить праведно и влекущих к греху, крепко держатся добродетели.»
  Говоря о добре и зле мы упираемся в понятие свободы воли. Дурные поступки человек совершает по своему выбору. Но некоторые вопиют: нас вынудили, нас обманули. Такое бывает, но, с другой стороны, появились некоторые стандартные отговорки, которыми несознательные элементы объясняют свои прегрешения. Самая известная и распространённая из них — это дьявол. Всем известна, например, поговорка: бес попутал. Иоанн Златоуст в своих беседах (гомилиях) эту тему изучил детально. Начиная с истории прародителя, он отмечает, что когда Адам восстает против Создателя и верит клевете дьявола, то этот получил успех не от своей силы, а от беспечности Адама («О дьяволе, беседа вторая»). В той же беседе Иоанн высказывает парадоксальную на первый взгляд мысль: не дьявол причиняет вред людям, а их собственная беспечность. Иоанн признаёт, что дьявол весьма зол, но только не по природе (то есть зло не заложено в него от рождения), а по свободе воли, и приводит множество примеров, когда дьявол пытается оклеветать того или иного человека перед Богом. Но клевета — это не врождённое качество, а есть такое действие, которое то бывает, то перестает быть, то является, то исчезает. И злость у дьявола то бывает, то перестает быть. Нельзя утверждать, что злость всегда есть в дьяволе: и в нём она не была вначале, но явилась после, почему и называется он отступником. Почему же он называется злом? Потому что он, не потерпев никакого зла от нас, не имея довода винить нас ни в малом, ни в великом, но лишь увидев человека в чести, тотчас позавидовал его блаженству. Что может быть хуже этой злости, когда возникает вражда и война без всякой благовидной причины? Иоанн говорит, что хитрость дьявола в том, что он сильно желает, чтобы мы причину наших грехов слагали на него, дабы, питаясь этими отговорками и делая всякого рода прегрешения, увеличили бы своё наказание. Примером является Ева, которая проявила беспечность при разговоре с сомнительным типом, а когда согрешила, пыталась вину свалить на искусителя, но это ей не помогло и она была наказана. Не дьявол причина наших бед, а наши поступки и наши мысли. А дьявол — это только отговорка и оправдание собственных слабостей.
  А что из того много, что совершается с нами есть действительное зло, а что таковым не является, хотя и кажется крайне неприятным. Иоанн Златоуст даёт такой критерий («О дьяволе, беседа первая»):
«Итак, есть зло - действительное зло, блуд, прелюбодеяние, любостяжание и бесчисленное множество пороков, достойных крайнего осуждения и наказания. Опять есть зло, а лучше сказать, не есть, а называется злом, голод, язва, смерть, болезнь, и тому подобное: всё это не может быть истинным злом, - потому я и сказал, что это называется только злом. Почему же? Потому, что если бы всё это было злом, то не делалось бы для нас виною благ, не обуздывало бы гордости, не искореняло бы беспечности, не возбуждало бы нас к рачительности и не делало бы более внимательными к самим себе. Но, скажешь, одни бедные чувствуют голод. Нет, Он наказывает не одним голодом, но и другими бесчисленными бедствиями. Бедного Он часто вразумляет голодом, а богатого и в изобилии живущего - опасностями, болезнями и преждевременными смертями, потому что Он изобретателен и имеет различные врачевства для нашего спасения».

Андрей Гарматин.

Блудный сын. Художник Николай Лосев
Николай Лосев. Блудный сын. 1882 г.
Национальный художественный музей республики Беларусь.